Иллюзии «Дюны» Дэвида Линча. Часть 2

Автор: Н. Маркалова

Город Арракин

На парковке футбольного стадиона «Ацтек» построили леса, на которых располагалась огромная модель скалы и замка размером почти девять на четыре метра. Вернее, это была не полная модель, а только ее передняя панель, все остальное в данный момент было не нужно.

Здесь Эмилио Руиз применил ту же самую технологию, расположив камеру, модель и  реальную декорацию так, чтобы декорация, расположенная на расстоянии 109 метров от камеры и ставшая сценой для актеров, при нужном ракурсе камеры казалась продолжением модели, причем, в нужном масштабе. Там, в прорези модели, зритель видел лестницу перед огромным дворцом, который высечен в скале.

Макет города Арракина в процессе подготовки к съемке

Еще одна огромная модель города (размером 12 на 8 метров) со скалой и замком в центре была сконструирована на стоянке студии. На этот раз модель была полной, а такие размеры были необходимы для съемки пиротехники: взрывов и пламени. Для воссоздания взрывов отдельные части модели были распилены и ослаблены, наполнены песком и мелким мусором, чтобы при взрыве все это поднялось в воздух и выглядело реалистично.

Корабли Харконненов

Эмилио Руиз на фоне модели корабля Харконненов

Огромная модель флагманского корабля Харконненов возвышалась на одиннадцатиметровой башне на расстоянии четырех с половиной метров от камеры. Дверь корабля, через которую должны были выходить солдаты Харконненов, была сделана в виде полноразмерной декорации на расстоянии 90 метров и совпадала по ракурсу с моделью. Изначально использовать кукол в этой сцене не планировали, но потом решили заменить почетный караул у корабля куклами, поэтому в последний момент пришлось все-таки лить кукол нужного размера. Нужно было сделать 500 кукол за восемь часов – именно столько оставалось до начала утренних съемок этой сцены. Последнюю фигурку Эмилио Руиз установил в миниатюру за минуту до начала съемки. После чего обнаружилось, что на площадке нет достаточного света для съемки этой сцены. Съемку вели ночью, расстояние между моделью и полноразмерной декорацией требовало прикрыть диафрагму камеры, что, в свою очередь, требовало увеличить поток света для нормального освещения сцены. Пришлось использовать еще и свет фар машины. Эта сцена также снималась у стадиона «Ацтек».

Скала спасения

Модель скалы почти достигала размеров три на пять метров и делалась для того, чтобы создать иллюзию перспективы в сцене, когда Пол и его мать, пытаясь спастись от червей, бегут к скалам. Эта сцена была снята за одну ночь с использованием ветродува и песка.

Замок на Каладане

Эта модель должна была показать экстерьер Каладана, чтобы потом можно было показать интерьер замка Атридесов. Нужно было отразить то, что Каладан – это планета, где много воды - для контраста с тем местом, куда должна была забросить обитателей этого замка судьба в самом ближайшем будущем. Замок располагался на краю утеса, обрывавшегося в море. Нужно было показать буйство стихии на Каладане: шторм, ветер, дождь и вспышки молний.

Модель замка Атридесов на Каладане

Модель достигала более полутора метров в высоту и находилась на восьмиметровой модели утеса, о который должны были разбиваться волны. Также был построен бассейн, размеры которого достигали 23 на 18 метров и система лопастей, которые гнали огромные волны на утес с помощью нескольких работников сцены. Перед лопастями были сконструированы четыре желоба, которые разбивали большие волны на более мелкие. Съемку замка вели ночью на фоне нарисованного неба, искусственного дождя и молний.

Фремены в пустыне

Вместо сотен фременов - латексные солдатики

Эту модель сделали, чтобы снимать как есть - без дополнительных эффектов и комбинации со съемкой на натуре или в декорациях. Модель представляла собой каменную стену, которая выводит фременов прямо в  пустыню.  Этот фрагмент показывал армию фременов, выходящую на охоту за червями и собирающуюся использовать их как средства передвижения.

Для воссоздания фактуры скалистой стены, Эмилио Руиз выбрал несколько кусков реальной скалы, совпадающих по размеру и имеющих нужную фактуру.  Ассистенты из его модельной мастерской сняли слепки этих частей с помощью штукатурки, чтобы позже воспроизвести в мастерской фактуру стены.

Фигурки людей – это куклы высотой до семи см., которые были приклеены к полоскам кожи, как к конвейерной ленте. Эти полоски поместили параллельно друг другу и тянули по проволочной «рельсе» с помощью системы из рычага и резиновой передачи. Модельки снимали с ветродувами и песком, чтобы создать иллюзию пустынного ветра.  Скорость съемки подбирали методом тыка – движения игрушечных солдатиков должны были выглядеть реалистично.

Реальную пустыню снимали у города Хуареза. Здесь она  была очень похожа на ту, что создавали миниатюрщики в павильоне. Нужно было снять несколько сцен с актерами, которые можно было бы врезать в кадры миниатюрной армии, чтобы показать, что происходит в той текущей массе людей. Эти кадры снимались без каменной гряды на заднем плане, но с постоянно движущейся массой людей до самого горизонта. Для этого всю конструкцию столов с миниатюрными солдатиками вынесли в пустыню. Камеру установили на высоте пяти метров от песка, и вся конструкция строилась для этого ракурса.

Вместо сотен фременов - латексные солдатики

Для съемки кукольной армии фременов на заднем плане сделали большую раму, а на конвейерную ленту наклеили 4 тысячи латексных солдатиков высотой в два с половиной сантиметра.  Но арт-отдел немного просчитался – солдатиков было нужно в три раза больше, поскольку конвейерная лента должна была вращаться - часть солдатиков некоторое время проводила под столом, а не в кадре. Кроме того, латекс оказался очень хрупким материалом, он быстро изнашивался под воздействием местного солнца и перепадов температур. Поэтому во время съемки на земле под столом оказалось больше солдатиков, чем на конвейерной ленте. Перед всей системой поместили вентиляторы, а позади – нарисованный фон с инопланетным небом (земное небо выглядело слишком по-земному).

Лайнер Гильдии навигаторов

Это был огромный корабль, поэтому и модель должны быть большой. Эмилио Руиз повторил фокус с перспективой, создав одиннадцатиметровую модель и водрузив ее на платформу высотой девять метров. Реальная декорация, воспроизводившая дверь корабля, через которую выходили люди, располагалась на расстоянии 75 метров от камеры, модель же снимали с расстояния 4,8 метров.

Эмилио Руиз готовит модель к съемке

В полу, на котором располагалась модель, была сделана дыра нужного размера, чтобы были видны люди, выходящие из двери корабля и идущие к камере. Пол декорации совпадал по цвету и освещенности с полом модели, на него нанесли метки, чтобы люди не выходили за нужные пределы и не скрывались за полом модели.

Ноги корабля созданы из гидравлических трубок, потому что в момент взлета они складываются. После посадки из пуза корабля выдвигается цилиндрический лифт, из которого и выходят люди. Поскольку камера располагалась под животом корабля, она видела горизонт и огни города на заднем плане.  

Для создания флота кораблей Атридесов, для сцены их сбора на борту лайнера Гильдии навигаторов было сделано несколько кораблей, которые снимали с помощью системы контроля движения на фоне хромакея. Система контроля движения была очень простой – все расчеты скорости и  расстояния рассчитывались на калькуляторе вручную. Потом их вводили в систему с помощью кнопок. Все, что делала система – вела камеру по прямой до определенного места, а потом останавливала.

Но здесь также применили и более простую технологию: одну модель сняли на фоне черного бархата, а потом распечатали в разных размерах, вырезали и приклеили на стекло, чтобы создать иллюзию множества кораблей на заднем плане.

Харвестеры

Харвестеры делали модельмейкеры мастерской Брайана Смитиса. Изначально модель харвестера была создана испанским скульптором в гипсе. По этому макету были сделаны формы, с помощью которых из оргстекла отлили несколько моделей, добавили деталей из резины и металла, и раскрасили так, чтобы она выглядела бывшей в употреблении и грязной.

Харвестер почти готов

Модели снимали на фоне нарисованного задника с использованием ветродува, гнавшего смесь из настоящего песка из мексиканской пустыни, бесцветного наполнителя для гелей и масел под названием фуллерова глина (или флоридина) и миниатюрных стеклянных шариков. Все модели снимали с ускоренной скоростью, чтобы на экране они казались большими.

Модели харвестеров были трех разных размеров: от 10 см до большого – более полутора метров в длину. Один из харвестеров был сделан из воска, чтобы его легко можно было сломать. Эта модель снималась в сцене разрушения харвестера песчаным червем.

Орнитоптер

Брайан Смитис наводит последний лоск на орнитоптер Харконненов. На самом деле он опрыскивает модель спреем от мух. Мухи были проклятьем мексиканской студии, не надо объяснять, как смеялись бы зрители, увидев в кадре крылатую нарушительницу воздушного пространства!

Самая большая, полностью функциональная модель орнитоптера Атридесов была сделана студией Джона Дайкстры. Ее снимали в сцене взлета. Другие модели разных масштабов использовались в разных сценах полета герцога Лито Атридеса над пустыней. Также были созданы и орнитоптеры Харконенов. Снимал эти модели Брайан Смитис.

Дворец Императора

Сцены с видом императорского дворца изначально в сценарии не было, но продюсер фильма Рафаэлла де Лаурентис (Raffaella De Laurentiis) и Дэвид Линч решили, что такой вид был необходим для демонстрации величия Императора.  Поэтому дополнительно был построен дворец, который по стилю оформления бы находился в единстве с тронным залом, находящимся внутри этого здания. Художник-постановщик фильма, испанец Бенджамин Фернандез (Benjamin Fernandez) сам построил эту модель ближе к концу запланированной съемки моделей, уже в январе 1984 года, он управился за неделю.

Модель дворца Императора

Песчаные черви и другие создания Карло Рамбальди

Макет песчаного червя. Работа Карло Рамбальди
Аниматронные куклы для фильма были созданы итальянским киномагом Карло Рамбальди (Carlo Rambaldi), также сделавшим в свое время Кинг-Конга (для римейка 1976 года) и И-Ти – инопланетянина для одноименного фильма Стивена Спилберга (Steven Spielberg).

На съемках «Дюны» Линча в ведении Рамбальди были песчаные черви, мутировавшие навигаторы и зародыш Алии – сестры Пола Атридеса.

Черви были сделаны из резины и алюминиевого каркаса, самый большой из них был способен открыть пасть, показав несколько рядов огромных зубов. Эта кукла достигала шести метров в длину и управлялась с помощью кабелей и гидравлики. Также имелся набор среднеразмерных червей, способных только извиваться и полдюжины мелких – для заднего плана. Эти червяки ползли по «рельсу», прорезанному в столешнице, если их тянуть за леску. На них было потрачено довольно много дублей, потому что каждый раз то один, то другой застревал в пазах и портил дубль.

"Улыбаемся и машем!" Песчаный червь показывает камере зубки

Пазы были присыпаны миниатюрными стеклянными шариками, которые легко поднимались в воздух, поэтому все члены съемочной группы носили маски – чтобы не вдохнуть их в легкие. Производственная группа скупила все маски в Мехико, и их пришлось заказывать из другого района страны.

Во время съемки червей

Почти все созданные для фильма черви появляются в сцене, в которой они прорываются внутрь скалистой гряды – ко дворцу на Арракисе.  

Карло Рамбальди (в очках) и гример наводят лоск на аниматронного навигатора

Кроме аниматронных червей были созданы еще отдельные их части в виде декораций, эти панели, демонстрировавшие нам крупным планом панцирь огромного зверя, использовались в ценах с людьми непосредственно у червя или на нем.

Последние приготовления

Зародыш Алии был сделан из пенорезины, а рот куклы, шея и руки двигались с помощью кабельной системы. Внешность аниматронной куклы была сделана похожей на юную Алисию Уитт, исполнительницу роли Алии.

Навигаторы Гильдии были также аниматронными куклами из пенорезины и металлического каркаса. Полноразмерный навигатор третьего уровня, созданный для одной из первых сцен фильма, достигал в длину четыре с половиной метра и имел сорок двигающихся суставов, которыми управляли двадцать два кукловода, прятавшихся в задней части его огромной задымленной «колбы». Также в арсенале съемочной группы было несколько меньших по размеру кукол навигаторов для других сцен фильма.


Пиротехника и другие эффекты

В фильме довольно много пиротехники, как полноразмерной, так и миниатюрной. За механические эффекты отвечал Ким Уест (Kim West), ранее получивший «Оскар» за свою работу в фильме «Охотники за ковчегом» (1981). Миниатюрные заряды, взрывавшиеся в модели Арракина, были сделаны из пороха и бензина.

А вот взрывы в пустыне должны быть звуковыми, поэтому там пламени не предполагалось. Пиротехники знали, где заложены заряды, они сидели с кнопками и ждали, пока кто-нибудь из массовки не окажется достаточно близко к заряду. Плотный черный дым создавался с помощью горящих автомобильных шин – сегодня это запрещено из-за того, что этот дым наносит ущерб окружающей среде, но тогда это был единственный способ получить тот эффект, который требовался режиссеру.

Альберт Уитлок и его картина

Для создания «Дюны» также использовались и matte painting. Супервайзером сцен с использованием картин был знаменитый Альберт Уитлок (Albert Whitlock), работавший над такими фильмами, как «Птицы», «Гинденбург», «Штамм «Андромеда», «Аэропорт 77» и другими. Для «Дюны» он собственноручно написал только одну картину. Остальные были написаны под его руководством другим известным художником – Сидом Даттоном (Syd Dutton).

Съемка на фоне хромакея

Самым дерзким шагом съемочной группы было создание большого синего экрана на заднем дворе киностудии.  Дерзким, потому что в те времена было сложно создать качественную маску с помощью синего экрана, освещенного солнцем. Проблема в том, что в солнечном свете слишком много красных волн, что делает сложным работу с хромакеем. Но Барри Нолан был профессионал своего дела, он знал, что делать с этой пленкой, он рассчитывал на черные костюмы актеров, которые должны были помочь обойти загрязнение хромакея красным светом солнца. Кроме того, синяя краска, использованная для создания задника, имела определенный оттенок. Эти сцены снимали неделю – то два часа в день в одно и то же время, чтобы светотеневой рисунок сцены оставался неизменным.  

Дэвид Линч (слева) и Фрэнк Герберт, автор "Дюны"

Несмотря на провал в прокате и негативные отзывы критиков, «Дюна» стала культовой лентой. Фрэнк Герберт, благословивший Линча на съемку, остался очень доволен фильмом. В интервью он говорил, что от первого кадра до последнего, фильм Линча полностью отражает дух его саги.

спецэффекты в кино
Комментарии  (обсудить на форуме)
"...от первого кадра до последнего, фильм Линча полностью отражает дух его саги."
Очень редко авторы так отзываются об экранизации. Фильм классный. Некоторые сцены можно пересматривать по многу раз, потому что созданы и сняты гениально.

Разделы:
Рубрики:
Популярное: