Спецэффекты «Космической одиссеи». Часть 1

Автор: Н. Маркалова

Фильм «2001 год: Космическая одиссея» вышел на экраны в 1968 году, а работа над фильмом началась на несколько лет раньше. В 1965 году, конечно, никто не знал, как будут выглядеть космические корабли в начале следующего тысячелетия.

Но тот факт, что  Стэнли Кубрик – перфекционист, был всем давно известен. Поэтому вряд ли кто-то удивился, что он изо всех сил пытался найти людей, которые смогли бы, опираясь на научные знания, спрогнозировать внешний вид кораблей и всех приборов внутри них.

Так или иначе, Кубрик нашел двух человек из НАСА Гарри Лэнджа (Harry Lange) и Фредерика Ордуэея (Frederick Ordway). Первый работал рисовальщиком и колористом, рисующим двигатели, радары, системы стыковки и другие технические приспособления, второй был ученым с внушительным списком работ, основавший консалтинговую фирму. Лэндж и Ордуэй только что издали очередную книгу о космосе и возможности внеземной жизни. И они были знакомы с Артуром Кларком.

Артур Кларк на съемочной площадке

Так они встретили Стэнли Кубрика, и их жизнь изменилась навсегда. После многочасового мозгового штурма, когда Лэндж экстраполировал варианты реалистичного космического корабля, оба писателя подписали контракт с Кубриком на полгода, сокрушаясь, что придется провести это время в Нью-Йорке. Они тогда не знали, что будут работать над фильмом следующие три года, и даже переедут в Лондон вместе с семьями – настолько фильм вторгся в их жизни.

Ордуэй также был пиар-специалистом, он связался с такими компаниями, как Pan American, General Electric, IBM, NASA, Chrysler, Grumman, Boeing и другими гигантами, которые с удовольствием сотрудничали за демонстрацию своего логотипа в фильме. В итоге все компании были довольны, кроме IBM. Они быстро увидели в аббревиатуре HAL намек на себя. В итоге почти все логотипы компании были стерты с декораций.

Кубрик задавал сотни вопросов: какое топливо будут использовать межпланетные корабли? Сколько места будут занимать вода и кислород? Как будет устроена система аварийного спасения?  Как будет проходить путешествие с Земли на Луну? Проблема в том, что НАСА и другие компании сами только начинали продумывать эти вопросы.

Постепенно все детали фильма вырисовались, и в апреле 1965 года Энтони Мастерс (Anthony Masters), с работой которого мы уже знакомы по фильму «Дюна», приступил к работе. В его ведение входило превращение концепт-дизайнов Гарри Лэнджа в реальные декорации. Команда спецэффектников начала работу в августе того же года.

Для работы над фильмом Кубрик нанял молодого и талантливого парня Дагласа Трамбулла (Douglas Trumbull), также над фильмом работали Билл Пирсон (Bill Pearson) и Ричард Юрисич (Richard Yuricich), позже ставшие известными специалистами в индустрии спецэффектов. Билл Пирсон – известный конструктор моделей для кино, одна из последних работ которого – фильм Данкана Джонса (Duncan Jones) «Луна 2112», а Ричард Юрисич работал над фоновыми картинами к фильмам «Бегущий по лезвию бритвы», «Нечто» и другими. Даглас Трамбулл участвовал в работе над такими шедеврами, как «Бегущий по лезвию бритвы» и «Близкие контакты третьей степени».

Создание и съемка моделей

Кубрик хотел иметь возможность снимать модели со всех сторон и любых ракурсов, поэтому они должны были быть сделаны максимально детализировано. Все модели были построены в том размере, который наилучшим образом подходил именно этой модели с точки зрения детализации, поэтому они были не в нужной пропорции относительно друг друга.

«Орион» достигал метра в длину,  «Овен» достигал 60 см, такой же длины был лунный «автобус», большая модель «Дискавери» вытягивалась почти до 16,5 метров, ее командная сфера почти достигала двух метров в диаметре, маленькая копия корабля, используемая для общих планов, была почти 4,5 метров. Диаметр модуля для выхода в открытый космос составлял 33 см.   Единственная пара моделей, которые были сделаны в правильном масштабе – это «Дискавери» и один из модулей для выхода в открытый космос. Модуль должен был часто оказываться на фоне корабля, поэтому проще было делать его в нужном размере. В остальном приходилось точно рассчитывать размер модели в кадре, чтобы два корабля оказывались в нужной пропорции относительно друг друга, например – в кадрах подлета «Ориона» к космической станции. Эти корабли не подходили друг другу по размерам.

Только эти две модели были созданы в правильном масштабе относительно друг друга

Частично корабли собирались из наборов для сборки моделей различной техники (делегация специалистов была отправлена на выставку моделей в Германию, чтобы закупить лучшие образцы подобных наборов), но ими одними обойтись было нельзя. Поэтому команда модельмейкеров вручную выпиливала из дерева и оргстекла всякие детальки. Из дерева был сделан корпус корабля, другие части были отлиты из пластмассы. Особое внимание уделили двигателю и выхлопной системе.

Командный модуль «Дискавери» представлял собой шар из оргстекла диаметром 1,8 метров. Еще одна полая сфера чуть большего диаметра была из пластмассы, из нее нарезали панелек, которые позже наклеили на первую сферу, создав ее внешнюю оболочку. Дополнительные декоративные детали были вырезаны их фольги и бумаги разной фактурности.

Вращающуюся космическую станцию предложил специалист НАСА  Вернер фон Браун (Wernher von Braun). Мы помним, что еще Циолковский предположил, что создать искусственную силу тяжести в невесомости можно только вращением. С тех пор пока ничего не изменилось.

Модель станции диаметром 2,4 метра была набита миниатюрными лампочками накаливания – в те времена еще не было оптоволокна или светодиодов. Часто приходилось прекращаться съемку, потому что лампочки излучали столько тепла, что грозили расплавить пластмассовую конструкцию.

Модель станции все время грозила расплавиться

Посадочный модуль достигал почти метра в диаметре и у него были выдвигающиеся ноги для съемки посадки. Для его создания Ордуэй и команда съездили на завод Grumman, чтобы посмотреть, как у лунного модуля выставляется нога, а также на сопла, продувающие пыль на посадке. Всего над фильмом работало 103 модельмейкера, которые на самом деле были специалистами разных профессий: среди них были архитекторы, литографы, скульпторы, художники, сварщики и даже резчики по кости. Их нанимали как фрилансеров на краткосрочные задания. Большинство так и не были задействованы, или их работа не устроила крайне придирчивого Кубрика. Выстояли только те, кто выдержал стрессы, и был способен забыть все сделанное за последние недели и начать заново. И так было постоянно: модели дополнялись и изменялись вплоть до того момента, когда они оказывались перед камерами.

Неожиданно за ужином Кларк и Кубрик решили отправить корабль не к Юпитеру, а к Сатурну, потому что его кольца были бы более зрелищными. Эта идея так понравилась Кларку, что он и в своем тексте заменил Юпитер на Сатурн.

Это решение привело команду спецэффектников в шок: они потратили три месяца на создание видов Юпитера, а теперь им придется спешно все переделывать.

Также Кларк хотел ввести в фильм сцены проникновения в кольца, что заставило бы переделывать «Дискавери», поскольку изменения в месте назначении миссии заставили бы создавать новые двигатели и другие детали корабля. В итоге идею отбросили, но она проросла позже в фильме Дагласа Трамбулла «Молчаливый бег».

В своих исследования Кубрик натолкнулся на проект «Орион», проводимый Фриманом Дайсоном (Freeman Dyson) из Принстонского Института перспективных исследований. В этих работах предлагался концепт корабля на ядерном двигателе. Чуть позже эти исследования закрыли, но тогда Кубрика восхитила идея того, что бомбы могли бы двигать нас в космос. Он снова начал редизайнить «Дискавери». Но потом здравый смысл восторжествовал: во-первых, упоминание о ядерных бомбах отсылало бы зрителя к фильму Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или О том, как я перестал бояться и полюбил бомбу», во-вторых, корабль, который двигался бы прерывисто с помощью взрывов,  смотрелся бы комично. Поэтому переделку корабля отменили. Но название «Орион» все равно осталось в фильме – так называется посадочный модуль.  

В те времена еще не изобрели систему контроля движения, поэтому Кубрику пришлось изобретать ее прототип, и пользоваться технологией множественной экспозиции.

Так на конце длинной рельсы располагалась камера и мотор, который «запоминал» все движения камеры. Когда перед камерой двигалась модель космического корабля, в окне которого зритель должен был увидеть говорящих актеров, сначала снимали освещение поверхности корабля, отключив свет в окнах. Перематывали пленку назад, и делали второй проход – теперь на месте окон ставили белые экраны, на которые проецировали то изображение, которое мы должны видеть в окнах, посредством технологии рир-проекции. Все движущиеся изображения в окнах кораблей впечатаны в пленку с помощью рир-проекции. Кроме движения здесь также должны были совпадать светотеневой рисунок, общий баланс белого и экспонирование пленки. При совершении ошибки нужно было переделывать все проходы пленки, переснимая разные сцены, которые проходили в разные месяцы в разных местах.

Модель базы на Луне

Во время съемки этого фильма Кубрик и люди, которые с ним работали, придумали прототипы двух технологий, которые потом успешно применялись в спецэффектах, но при этом лавры первых изобретателей достались отнюдь не команде «Космической одиссеи». Полноценную систему контроля движения камеры придумали в середине семидесятых для съемки моделей «Звездных войн», и изобретателем этой системы считается Джон Дайкстра (John Dykstra), хотя похожие системы придумывали и другие техники одновременно с ним. К тому времени уже существовали первые компьютеры, которые могли запоминать движения моторов. В варианте Кубрика «запоминание» было чисто механическим.

Вторая технология – это динамическая покадровая анимация, придуманная во время работы над фильмом «Империя наносит ответный удар». В данном случае была изобретена возможность немного двигать снимаемый объект в момент съемки, чтобы создать смаз движения и таким образом придать кадру реалистичность.

Модель "Дискавери" на постаменте

Съемка моделей космических кораблей поставила перед Кубриком две большие задачи: чтобы модель казалась большой, ее надо было показать в фокусе всю от переднего края до заднего. С учетом того, что модели были просто огромного размера, это требовало закрыть диафрагму камеры почти до упора. Но тогда пленке не хватало света. Увеличением освещения эту проблему не решить, поскольку в космосе есть только один источник освещения – это Солнце, и оно представляет собой светящуюся точку (точечный источник), нельзя просто поставить рядом еще один источник света – это испортило бы светотеневой рисунок.

Кубрик пришел к единственно верному решению – снимать модели, используя покадровую анимацию, при этом увеличив экспозицию каждого кадра до нескольких секунд. Но при фотографировании движущихся объектов на каждом отдельном кадре мы видим некий смаз контуров, это тоже надо было имитировать. Поэтому все модели были поставлены на медленно двигающиеся платформы. Все это вместе двигалось совершенно незаметно для человеческого глаза, можно было стоять рядом с моделями подолгу, совершенно ничего не замечая. Даже вращающаяся станция во время съемки казалась стоящей на месте. Но зато на пленке получалось реалистичное изображение огромных кораблей в движении. Все двигающиеся части моделей были активированы с помощью сервоприводов – из-за применения покадровой анимации движения дверей и шлюзов должны быть абсолютно ровными.

Чтобы показать космический корабль на фоне Луны с неким движением в его окне, фотографию корабля наклеили на стекло и установили перед камерой, сняв его на фоне хорошо освещенного белого фона. Так фотография корабля создавала маску для последующей печати в кадр двух различных изображений (маску всегда можно инвертировать, создав черный фон на месте белого). Изображение в рубке корабля было впечатано с помощью рир-проекции.

Посадочный модуль прибывает на Луну

Звездное поле, которое мы видим за иллюминаторами «Ориона», летящего с Земли к орбитальной станции и «Овна», летящего от станции на Луну, было снято с помощью листа металла, покрашенного в черный цвет, в котором вручную были просверлены отверстия, представляющие звезды, если за листом металла поставить освещение. Двигая металлический лист, Кубрик имитировал движение этих космических аппаратов. Но вот проблема: все эти дырочки, которые выглядели замечательно на 35-миллиметровой пленке, оказывались слишком яркими для 70-миллиметровой. А если они отлично смотрелись на 70-миллиметровом кадре, то почти исчезали на 35-миллиметровом. В итоге звездное поле снимали на 65-миллиметровую пленку с помощью анимационных технологий. Там же, на мольберте для съемки анимации фотографировали Юпитер, Землю, Луну и все необходимые для фильма маски. Виды Луны – это реальные ее фотографии. За время работы над фильмом было предпринято три попытки создать модели Луны, и все они оказались неудачными.

Если вы посмотрите этот фильм внимательно, вы увидите, что в нем очень редко один космический объект загораживает другой.  Это потому, что в тех условиях очень сложно было добиться правильной маски, а хромакей не применялся из-за громоздких и сложных моделей, кроме того, хромакей отражал на модели свет, «заполняя» таким образом тени, что в данном случае было совершенно исключено – в космосе все тени абсолютно черные. Но в таком случае было совершенно невозможно создать маски для размещения звездного неба на заднем плане, не затрагивая модели. Эта проблема была решена… ротоскопированием масок вручную! Для этого даже модифицировали систему ротоскопирования! Кроме того, поскольку звезды не должны были появиться внутри силуэта корабля, маски для кораблей были сделаны с небольшим запасом.

Лунный автобус

В те времена у такой работы были стандартные проблемы: синхронизация масок, баланс белого и стабильность одного изображения относительно другого. Для этого все исходные материалы сначала тестировались на синхронность друг с другом. Еще одна проблема заключалась в том, что при множественной экспозиции часть света все-таки попадает на черную часть пленки и начинает «вымывать» черноту. Это было совершенно исключено – в космосе Кубрика должна быть абсолютная чернота! Эта проблема была решена созданием более плотных негативов, чтобы для репродуцирования изображения на позитив нужно было дать больше света. Но здесь важно было не переборщить – можно было потерять белый цвет в светах.

Продолжение читайте в статье Спецэффекты "Космической одиссеи". Часть 2

кино и спецэффекты
Комментарии  (обсудить на форуме)
Ради этих статей и захожу на портал.

Разделы:
Рубрики:
Популярное: