Терминатор 2: Судный день. Революция цифры

Автор: Надежда Маркалова

«Мне часто говорят, «какой классный фильм «Юрский парк», это же была революция цифры!» на что я всегда отвечаю: нет, революция цифры была на «Терминаторе 2».

Дэннис Мирен (Dennis Muren)

Начать надо с того, что «Терминатор 2» - это не сиквел. Сиквел обычно повторяет сюжет первого фильма, но делает это с большим размахом. «Терминатор 2» - это вторая часть дилогии. И этот факт – одна из составляющих его успеха, возможно, главная.

Для второго фильма о Терминаторе Джеймс Кэмерон (James Cameron) выбрал несколько иной сюжет: на этот раз целью терминатора из будущего стала не Сара, а ее сын Джон - а также предложил твист: старый знакомый Т-800 в образе Арнольда Шварценегера (Arnold Schwarzenegger) будет не убийцей,  а защитником.  На этот раз у Кэмерона в распоряжении было больше денег и ресурсов, и он задумался о том, как бы сделать кино визуально интереснее и масштабнее. Поэтому при написании сценария он опирался в данном вопросе на последние достижения компании ILM. Идея жидкого терминатора была позаимствована им из фильма «Бездна». Там есть момент, когда из воды возникает персонаж, воспроизводящий лица разных героев. Но в «Бездне» этот персонаж был только в одной сцене, которую можно было вырезать, если персонаж не получится. В «Судном дне» подобный персонаж должен был появляться постоянно, и на нем держался сюжет. Его нельзя было бы просто вырезать, в случае неудачи с CGI. Кэмерону даже пришлось спрашивать, а смогут ли они технически сделать такого персонажа.  Ребята из ILM во главе с супервайзером Дэннисом Миреном любят решать подобные проблемы. Но для Кэмерона это был очень смелый шаг – довериться только зарождающимся технологиям.

Для работы над фильмом были приглашены те же специалисты, что работали над первым: оператор Адам Гринберг (Adam Greenberg),  компания Fantasy II во главе с Джином Уорреном (Gene Warren) и студия Стэна Уинстона (Stan Winston), а новичок на проекте - компания ILM - сделала 47 революционных по тем временам CGI  сцен. Всего в фильме 300 сцен с эффектами общей продолжительностью 16 минут. Всего четыре больших компании и несколько маленьких трудились над их созданием.

К актерскому составу присоединились Роберт Патрик (Robert Patrick) и Эдвард Ферлонг (Edward Furlong). Последнего нашли в буквальном смысле на улице Пасадены (пригород Лос-Анджелеса). Эдвард как нельзя лучше подходил на роль будущего спасителя Человечества – ребенок неблагополучной семьи практически повторял судьбу юного Джона Коннора.

Одна из аниматронных кукол, созданная для видов ядерного взрыва

На этот раз лишних девяти месяцев не было, поэтому все приходилось делать очень быстро. И по-прежнему Джеймс Кэмерон сам разрабатывал образы и рисовал концепты. Для ускорения работы были наняты раскадровщики. Кэмерон снимал видеоматики-превизы  крошечной камерой, потом распечатывал кадры и отдавал в отдел раскадровок. В конце концов, для каждого кадра были расписаны ракурс и техника съемок, а также количество секунд экранного времени, отведенных на него, что очень облегчило работу всей команде, сэкономив кучу времени и денег.

Из-за экспериментов с цифровыми эффектами весь съемочный период был поставлен с ног на голову: пришлось сначала снять все сцены,  в которые позже вставляли цифровые эффекты. Для этого все сцены заранее точно спланировали, обсудили свет и ракурсы.  А потом уже, спустя недели или даже месяцы,  снимали с актерами те сцены, которые стыковались до и после сцен с эффектами. Компьютерным магам ILM  нужно было время для работы – они трудились над эффектами все шесть месяцев, пока снималось кино. Но им нужны были все задние планы: кусок пола, лифт и его открывающиеся двери, пустые стены больницы, решетка, сквозь которую по сюжету  проходит Т-1000.

Для создания фильма почти всем актерам пришлось пройти через создание аниматронных масок-копий или трехмерное сканирование, что было примерно одинаково тяжело физически.

Специалисты студии Стэна Уинстона сделали несколько аниматронных кукол- копий Линды Хэмилтон, они использовались в сценах ядерного кошмара, когда Сара видит себя, сгорающей в огне. Копии Арнольда понадобились для сцен, в которых в терминатора стреляют из винтовок, а Роберту Патрику пришлось в течение трех дней сидеть перед лазерным сканером в ILM почти голым.

Съемка велась в пустыне Мохаве и Лос-Анджелесе.

Модели и аниматроника

Миниатюрный Лос-Анджелес

Эффект ядерного взрыва

Студия 4-Ward занималась созданием видов ядерного апокалипсиса. Роберт и Дэннис Скотак (Robert & Dennis Skotak) изучили все доступные им кадры документальных съемок ядерного взрыва и восстановили эти кадры очень реалистично. Они построили точную копию части Лос-Анджелеса из металла (остов), а также месива из крекеров и кукурузных хлопьев, которые имитировали разрушенный бетон. Перед макетом поставили целую батарею воздушных пушек, посылающую стену воздуха в сторону миниатюрного пейзажа. Всю сцену снимали тремя камерами, чтобы иметь выбор ракурсов для монтажа. После каждого дубля на восстановление макетов уходило два – два с половиной дня.

Студия Стэна Уинстона, как и в прошлый раз, отвечала за накладной грим и аниматронику, кроме того, в их ведении была имитация сожженных и рассыпающихся в прах человеческих тел для сцен с ядерным взрывом.  «На эти кадры было почти больно смотреть – настолько все было реалистично» - говорит Стэн.


Стэн Уинстон за работой

Питер Клейноу (Peter Kleinow) по-прежнему анимировал энедоскелет Т-800. На этот раз модель двигалась более свободно и больше «умела».  Модель анимировали на фоне рир-проекции, на которой были изображены снятые ранее миниатюры постядерного индустриального пейзажа. Две разные версии этой анимации были, в свою очередь, использованы в рир-проекции при съемке марионетки, изображающей терминатора Т-800 на переднем плане. На этот раз съемка велась с рук, при обычной скорости и с привлечением других эффектов в кадре (дым и свет огней летательных аппаратов). Свет лазеров был вставлен в кадры позже.

Аниматронный Арнольд

В студии Уинстона также были созданы накладные углубления от выстрелов в жидкого терминатора, они раскрывались как цветочки, если их потянуть за леску. Эти «капли» использовались в сценах, когда в Т-1000 стреляют. В эти моменты Роберт Патрик был одет в резиновую рубашку, в нужный момент ассистент нажимал на пульт, и на рубашке Роберта «расцветали» металлические «раны».  Но сцены, в которых эти «раны» начинают затягиваться, уже были сделаны на компьютере.

Дырки от пуль – это накладной грим. На этот раз – на рубашке

На съемках этого фильма Арнольд провел в кресле гримера 35 суток. Чтобы наложить грим, который мы видим в финальных сценах фильма, ему пришлось просидеть в кресле пять часов до начала съемок и четыре – после их окончания.

Одна из аниматронных кукол Линды Хэмилтон, созданная для видов ядерного взрыва

Студия Fantasy II во главе с ветераном Джином Уорреном снимала виды постядерного будущего.  Они снова построили пятнадцатиметровую миниатюру с усиленной перспективой, над которой все также по струнам «летали» хантер киллеры, а под ними ездили боевые танки. Только на этот раз они это делали одновременно и в количестве двух и более экземпляров. Кроме того, Fantasy II также сделали четырехметровую копию бензовоза, что по сюжету переворачивался и взрывался при въезде на металлообрабатывающий завод, и макет самого завода размером двадцать на шесть метров.  В тот момент, когда танкер переворачивается – это модель с куклой терминатора на боку.

Трюки и декорации

В съемках фильма принимали участие… близнецы. Дон и Дэн Стэнтоны (Don & Dan Stanton) играли в сцене с убийством  охранника в больнице и мимикрирующим под него Т-1000.

Сестра близнец Линды Хэмилтон (Linda Hamilton) – Лесли (Leslie Hamilton Gearren) снималась в тех сценах, где мы видим две Сары в одном кадре. В сценах ядерного апокалипсиса, когда Сара видит себя на детской площадке и в сценах с зеркалом, когда Сара достает чип из головы Т-800. Вместо зеркала в стене была проделана прорезь, за которой находились Арнольд и Лесли. Перед зеркалом зритель видел Линду и копию головы Арнольда, из которой Линда доставала чип. Обоим командам потребовалось немного порепетировать , чтобы добиться синхронности движений. Эта сцена не вошла в театральную версию фильма. Их обеих также  можно видеть в сцене на заводе, когда Т-1000 мимикрирует под Сару.

Каскадер Питер Кент (Peter Kent) на работе

Трюки с автомобилями были очень четко спланированы с помощью миниатюрных моделек самим Кэмероном. Изначально крышу грузовика сносить не планировали, но когда приехали на место съемки, оказалось, что грузовик там не пройдет. Сцены, в которых мы видим крупные планы Роберта Патрика снимались с ложным рулем:  Патрик сидел справа, а слева ниже, вне поля зрения камеры, сидел настоящий водитель грузовика. Потом пленку просто перевернули. В одном  месте в кадр попал дорожный знак,  и его пришлось «переклеивать». Такую систему применяли для того, что Роберт смог сфокусироваться на актерской игре, и не думать о вождении транспортного средства.

Это известный факт, что мотоцикл с Арнольдом в сценах прыжка со стены опускали с помощью крана и кабелей, которые удалили из кадра с помощью компьютера.


Также, как и с миниатюрами, во время съемки опасных трюков в Т2 часто использовали рир-проекцию: в сценах, когда Арнольд пересаживает Джона на свой мотоцикл и в сценах, когда Т-1000 висит на вертолете, актеры не повергались никакому риску. Обе сцены снимали в студии с помощью рир-проекции грузовика в первом случае и пейзажа – во втором.

Трюк, в котором Т-1000 прыгает с мотоциклом за вертолетом, был снят в два приема: первая часть, собственно прыжка, снималась отдельно.  Страховочный трос, который «подхватывал» каскадера после прыжка, был позже удален из кадра. Отдельно снимали вертолет. Потом обе части соединили в один кадр в компании Pacific Data Images.

Оргстекло и подсветка – и никакого мошенничества!

Для съемки на заводе скауты нашли реальный давно заброшенный сталелитейный завод на востоке Лос-Анджелеса. Жидкий металл и раскаленные панели были имитированы оргстеклом с подсветкой. Жидкость – это сахарная вода и масло. А также пар – для создания иллюзии жара, идущего от плит и чанов с «расплавленным металлом». К сожалению, на площадке вовсе не было жарко, поэтому пот на их лицах в тех сценах – это тоже грим. Эффекты были настолько реалистичными, что бывшие работники завода посчитали его снова функционирующим.

Цифровые эффекты

Если бы мы не сделали «Бездну», и мы не сделали бы «Терминатор 2», тогда мы бы не сделали «Юрский парк», и CGI технологии были бы отброшены в развитии лет на пять»

Стив Уильямс (Steve Williams), ILM CGI аниматор

Процесс трехмерного сканирования

Ребятам из ILM пришлось хорошо потрудиться, чтобы продвинуть только зарождающиеся технологии на тот уровень, который устроил Джеймса Кэмерона. Специально для фильма они написали множество совершенно новых компьютерных программ. Это был первый компьютерный человек в истории кино, и специалисты ILM сделали его на «отлично». Но тогда это отняло много времени и сил большой команды: отдел компьютерных эффектов ILM  вырос с шести человек до тридцати шести за время производства фильма.

Для фрагмента, где "жидкий" терминатор после крушения грузовика выходил из огня и постепенно превращался в живого полицейского, хотели использовать систему контроля движения, чтобы снять актера, проходящего по месту горения, и отдельно тот же проезд без актера, а средствами компьютерной графики добавить огонь. Но они не смогли синхронизировать движение Роберта с уже отснятым чистым фоном. Поэтому пришлось снимать движение вручную. После двадцати дублей удалось поймать нужный ракурс и движение.

Прежде всего, для создания компьютерного человека Роберта Патрика очень много снимали на видео: как он ходит, как двигает головой, глазами. Его задача была – изображать хай-тек существо, которое «крадется как кошка и сканирует пространство всеми органами чувств». Только после того, как мастера компьютерной графики собрали достаточно визуального материала, они приступили к созданию человека из полигонов.

Чтобы совместить движения актера и компьютерного робота, Патрика снимали с двух синхронизированных камер. Это помогает определить перемещение актера в трехмерном пространстве. Моделирование и анимация персонажа заняла несколько недель. Вся анимация велась вручную, поэтому этот фрагмент был одним из самых трудоемких моментов фильма – нужна была не только естественность, но и идентичность движений компьютерного и живого персонажа, чтобы их переход из одного состояния в другое был незаметным.

После окончания работ по анимации персонажа на него попытались «одеть» текстуру металла. Здесь возникла другая проблема: пришлось написать еще одну программу, которая плавно соединяла отдельные части персонажа в цельный организм. Во время движения отдельных частей тела между ними появлялись щели. Также уделяли много внимания постановке света в кадре, чтобы персонаж  вписывался в окружающее пространство незаметно. Также особое внимание было уделено отражениям и рефлексам: окружающей среды на металлическом терминаторе и его самого – в лужах. И в самом конце добавили тени, дым, искажения, вносимые теплым воздухом и даже зерно пленки. Так компьютерное изображение стало более реальным.


Первый компьютерный человек в истории кино

Появление Т-1000 в больнице, где находилась Сара, началось со съемки пола. Изначально планировалось использовать хромакей для изображения ноги охранника. Но это чем-то не устроило специалистов из ILM, поэтому этот фрагмент был снят в живую, что позволило оставить на полу естественные тени и отражения. Программисты написали специальную программу, с помощью которой пол в этих кадрах заменили на компьютерный, и лицо терминатора проявилось, сохраняя и искажая на себе нужную текстуру пола. Для дальнейших сцен, в которых лицо "натягивает" пол при своем увеличении, а не прорезалось сквозь него, тоже создали специальную программу. Во всех сценах с участием металлической текстуры особой головной болью были отражения и рефлексы – поверхность должна была отражать окружающие ее объекты. Для сцен в больнице пришлось моделировать всю сцену с нужными текстурами в компьютере. Таким образом, металлический объект отражал реальную сцену.


Маска и выделенное ею изображение – результат комбинации цифры и актера

Сцену в лифте снимали в два приема. Сначала сняли только двери, а потом смоделировали лезвия и их трансформацию. Чтобы сцена была убедительной, на двери нужно было наложить тени и рефлексы от металлических лезвий. Но это уже было не сложно: людей в кадре не было.

Трансформация объекта в бегущего Роберта Патрика также была одним из сложных фрагментов фильма. Здесь также применили дополнительную камеру для определения движения в пространстве. Также в гараже было множество источников света и все их надо было учесть: свет от них, тени и рефлексы.

Также сложность представляла и сцена в вертолете, в которой Т-1000, будучи еще в своей жидкой форме, приказывает пилоту покинуть кабину. Нужно было заставить металлического терминатора сказать фразу "Get out!" ("Вон"). Для этой сцены каждая фаза движения лица была отсканирована с помощью трехмерного сканера. Роберту Патрику пришлось застыть с каждым движением мимики. На него спроецировали вспомогательные сетки и отметили ключевые точки маркерами. Каждое изменение артикуляции сканировалось отдельно, то есть были сделаны разные модели на все ключевые звуки. После чего просчитали промежуточные кадры. Так жидкий терминатор заговорил.

Некоторые части анимации пришлось дорисовывать вручную. Даг Чен дорисовывал и ретушировал кадры вручную в Photoshop.

Пиротехника и другие эффекты


Результат работы студии Стэна Уинстона – это не цифровой эффект!

Всю пиротехнику на съемках делают в кадре. Даже самый большой взрыв – офисного здания Cyberdyne – снимался в живую. Поскольку скаут не смогли найти нужного здания, пришлось воспользоваться двухэтажным офисным строением, достроив к нему еще один бутафорскйи этаж. На подготовку взрыва ушло несколько дней. Нужно было убедиться, что все пройдет как запланировано, ведь второго дубля не предполагалось.

Студия 4-Ward создала несколько страшных matte paintings с видами разрушенного Лос-Анджелеса. Они же делали сцены, в которых жидкий терминатор сливается в одну лужу, из которой потом вырастал  в Роберта Патрика. Эти эффекты сделаны с помощью ртути и нескольких фенов.

Несмотря на то, что сегодня этот фильм не кажется таким дорогим, на то время это был самый дорогой фильм в истории кино. Его бюджет превышал $100 миллионов. Полгода над одними эффектами к нему работало рекордное число людей. Для компьютерных эффектов было использовано тридцать компьютеров Silicon Graphics и несколько машин от Apple, использован трехмерный сканер от  Cyberware.

Фильм был номинирован на шесть «Оскаров», из которых получил четыре: за звук, за грим (Стэн Уинстон и Джефф Доун (Jeff Dawn)), за звуковые эффекты, и за визуальные эффекты (Дэннис Мирен, Стэн Уинстон, Роберт Скотак, Джин Уоррен). Та же команда спецэффектников получила BAFTA (британский «Оскар») и это был год «Терминатора» на «Золотом Сатурне» (лучшая женская роль, лучшая режиссура, лучший фильм, лучший эффекты и лучший юный актер).

спецэффекты в кино
Комментарии  (обсудить на форуме)
Не устаю поражаться этим фильмом.

ооооооочень качественно и для своего времени очень новаторски снято! молодцы!

Весьма познавательно. Спасибо! :-)

Разделы:
Рубрики:
Популярное: