Производство рекламы: кризис - делу не помеха. Мария Соловьева, студия "ДАГО"


Студия «ДАГО»
Продюсерская студия, осуществляющая производство рекламных роликов, анимации и оказывающая услуги пост-продакшна сторонним клиентам. На рынке — с 1994 года. Наиболее значимые клиенты — агентства DDBN, Lowe Adventa, «Родная Речь». Рекламные ролики «ДАГО» брали призы на фестивалях Ad Spot, Golden Drum, «Золотое яблоко», «25й кадр», Фестивале социальной рекламы; отдел анимационного кино известен сотрудничеством со знаменитым аниматором Александром Петровым. Работы анимационного отдела отмечены такими наградами, как «Аннеси», «Ника», «Золотой Орел», номинации на «Оскар». Наиболее значимые проекты: рекламные ролики Efes, «Клинское Йогурт», МегаФон «Выпускники»; постпродакшн фильма  «Адмиралъ» и одноимённого сериала (в работе), работы над анимационным фильмом Александра Петрова «Моя Любовь».

Маша Соловьёва
Руководитель отдела Post-Production, продюсер. Работает в компании со дня основания.

Мир 3D. — «ДАГО» на рынке уже 15 лет. Расскажите, пожалуйста, с чего всё начиналось?

Маша Соловьёва. — Да одноклассники встретились и начали пробовать делать то, чего делать не умели. (Смеётся).

Мир 3D. — Отдел постпродакшена в «ДАГО» сразу появился?

Маша Соловьёва. — Нет, конечно. Ну, что может быть сразу? Сразу была одна маленькая комнатуха и люди, которые тыркались и пытались сделать так, чтобы жизнь была интереснее. Бизнес-планов никто не строил. Отдел постпродакшн возник немного позже. Впрочем, у нас монтажные быстро появились, мы любили это дело, и думали, что когда внутри дома есть хозяйство, где всё можно делать самим, это выходит дешевле, и стабильнее. Потом хозяйство разрослось: одна станция, другая, появился звук, какие-то графические машинки, новые люди, разумеется...

Производство рекламы: а есть ли кризис?

Мир 3D. — Сейчас уже по сути второй кризис, который застаёт «ДАГО». Как вы «выкручивались» в 1998 году?

Маша Соловьёва. — А никак не выкручивались. Лично у меня пропала какая-то плита, которую я заказывала за границей. (Смеётся) А вообще ничего страшного я про те времена не помню. Может быть, у «больших денег» что-то пострадало и потрещало, а у нас — нет. Скорее, мне нынешний кризис тяжелее даётся, потому что уже психологически перевалили за рубеж, когда к чему-то хорошему привыкаешь. В кризис просто надо войти спокойнее, и если сейчас удастся стряхнуть спесь — то все будет нормально!

Мир 3D. — А студия «ДАГО» испытывает серьёзные трудности?

Маша Соловьёва. — Нет, обороты немного упали, но тяжелее тут именно психологически. Естественно, скидываешь то, что стало балластом, но стараешься сберечь людей, с которыми уже много прошёл. Мы ведь не банк, у нас такой бизнес, у нас на людях строится всё. Ну, и стараемся как-то поддерживать друг друга.

Мир 3D. — А с точки зрения бизнеса, как сейчас ситуация обстоит?

Маша Соловьёва. — Работы много, она стала более трудоёмкой и кропотливой, она требует больше пластичности: если раньше какие-то проекты можно было сделать стандартным образом, то сейчас к ним надо «приложить голову» и выкручиваться.

Мир 3D. — Можете ли привести конкретные примеры из последних работ «ДАГО»?

Маша Соловьёва. — Вот снимали какой-то приборчик для измерения кровяного давления. Так, если раньше можно было снять нормальную декорацию, то сейчас пришлось обойтись без неё. Использовали графический фон, как-то изукрасили его визуально. Несмотря на то, что ролик был десять секунд и стоил десять копеек, хотелось получить хороший результат. Вроде, он получился довольно аккуратненьким. А в общем, что касается небольших работ, то, конечно, и раньше без них невозможно было обойтись. А теперь их стало больше: и каждый, кто заказывает, требует исключительного, персонального подхода и внимания.

Мир 3D. — Стали ли клиенты сейчас более въедливыми и скрупулёзными в вопросе создания рекламного ролика, или просто все хотят одновременно получше и подешевле?

Маша Соловьёва. — Безусловно все хотят подешевле, это основа основ. На рынке производства рекламы все всё делают примерно одинаково, и, в принципе, все клиенты хотят исключительного отношения к каждой своей маленькой работе. До кризиса всё было более структурировано. Было главное и второстепенное А теперь какие-нибудь аниматики делаются обязательно профессиональными иллюстраторами, у каждого должен быть деморил, чтобы клиент имел выбор. У того, кто будет собирать ролик, тоже должен быть рил — клиент хочет всё знать про исполнителей досконально, даже когда это знание, в общем-то, совершенно бессмысленно.

Вообще, раньше у нас было такое стандартное звено «клиент — агентство — продакшн». Клиент доверял агентству, оно и рулило производственным процессом студии. А теперь эта цепочка стала трудно работать. Возможно, потому что клиент теперь сам как бы знает, что ему надо, и мало кого слушает. При этом, у нас-то ведь субординация никуда не делась. Нам приходится со всеми выстраивать какие-то нормальные отношения. В этом бизнес и заключается. Хотя я понимаю, что есть клиенты, с которыми работать не надо. Себе дороже... Да, такие бывают... (смеётся).

В целом, что касается возможностей, то есть одна проблема, которая лично меня волнует. Если начинать издалека, то исторически сложилось так, что мы живём в странном городе. Он недружелюбен, дорог, с жутким транспортом, с отсутствием гостиниц и ничего нельзя снимать без разрешения. Услугами продакшна в Москве особо не похвастаешь. Едем за границу, там снимаем... А дальше заказчик часто хочет и пост делать за границей.

Странная это ментальность — там дороже, там труднее, там с тобой работают до конца сметы и сроков, «посылают», когда у клиента есть поправки и комментарии, а у наших клиентов они случаются в 120 случаях из 100... И это вообще отдельная тема для разговора — как повысить уровень визуальной культуры у тех, кто занимается рекламой.

Наверное, не надо противиться влиянию Запада. Честно говоря, трудно сказать: нет, мы не будем делать полный цикл работы за границей. Есть куча людей, которые работают там, и, думаю, у них все неплохо… Мы любим играть на поле, которое нам всё-таки интересно; нарабатываем схемы. Когда ты можешь приглашать любых иностранцев сюда в качестве супервайзеров и десижн-мейкеров, можешь, сидя в Москве, имея нормальную связь, раздавать задания в разные студии на Западе и контролировать результат отсюда, как говорится, с базы. Заказчик-то у тебя под рукой...

Это получается своего рода ко-продакшн рекламы… Думаю, тогда встает проблема, какой дать статус такому пост-производству: называть его российским или иностранным (смеется).

Мир 3D. — То есть, на Западе просто лучше работают?

Маша Соловьёва. — Да одинаково работают. Просто на Западе культура производства рекламы выше, схемы маркетинговые отработаны. И сильнее развита любознательность: они смотрят больше фильмов, читают литературу, у них мир шире. У наших — мир более узок, хотя и не у всех, конечно.

Мир 3D. — На прошлом CG Event говорилось, что, например, 3D графику в Великобритании стало делать в какой-то момент дешевле, чем в Москве, — что есть полная глупость. Кризис, по идее, должен был ситуацию несколько выпрямить. Как с Вашей точки зрения обстоят дела?

Маша Соловьёва. — Я считаю, что кризис всё подравнивает. Удаляется всякий сор и заоблачные расценки не понятно на что — они по всему рынку так задрались, что грозили вот-вот лопнуть.

Кризис, я думаю, своё полезное дело сделает — останутся те, кто посильнее, посмекалистее, поизобретательнее. Есть студии, которые вообще закрылись или у которых отпуск до осени. У нас работа пока есть, людей мы держим.

Анимация и реклама: сложности в отношениях

Мир 3D. — Расценки на производство рекламных роликов пришлось снизить?

Маша Соловьёва. — Кое-где — да, а кое-где — наоборот, они выросли даже. Например, пресловутая анимация. На анимационные ролики поднялись расценки! Господа аниматоры делали своё авторское кино — им Госкино платило какие-то деньги. А тут их стали покупать для рекламы, потому что съемочные бюджеты упали, следовательно, снимать стали меньше, зато чаще стали делать анимацию.

Расценки на этом рынке взлетели. Год назад большинство из аниматоров были готовы да вообще хоть как-нибудь работать. А теперь к ним попробуй просто так подойти. Если два года назад flash-анимацию можно было для рекламы сделать за 2,5 тыс. рублей за секунду, то сейчас  — просто нет таких цен.

Русская анимация, в сущности, очень сильная, и начинает уже всерьёз выходить на рынок. Она исконно была дешёвой, но вот сейчас, видимо, её звёздный час, и аниматоры взялись «навёрстывать»...

Гордость студии "ДАГО":

Режиссер-аниматор Александр Петров, его анимационный фильм "Моя любовь" был номинирован на Оскар в 2008 году.



Мир 3D. — При этом сами аниматоры недавно проводили круглый стол по спасению русской анимации, и решали, как добиваться поддержки от государства, без которой им вроде как не жить...

Маша Соловьёва. — Тем не менее, сейчас очень многие студии анимации обеспечены заказами. У всех аниматоров-звёзд что-то происходит: сериалы, кино. И глядя на цены, я была просто поражена: расценки выросли раза в три по сравнению с 2006 или 2007 годом.

Мир 3D. — А на какой период приходится основной рывок роста цен на услуги аниматоров: на последние месяцы или на «тучные годы»?

Маша Соловьёва. — По моим ощущениям, не было у них «тучных лет». Большинство — выпускники ВГИКа, реклама у них считается жлобством и бескультурьем, они делали своё авторское кино, как-то на него жили, но у них всё было очень скромненько. А теперь всё стало по-другому, точка отсчёта совсем иная. Стоимость выросла, только всё равно иногда кажется, что — неадекватно.

Мир 3D. — Неадекватно рынку или затрачиваемым усилиям?

Маша Соловьёва. — Иногда  — неадекватно результату. Хотя русская анимация — прелестна: тонкая, чудная.

Будни студии "ДАГО"

Мир 3D. — А чем именно «ДАГО» занимается в настоящее время?

Маша Соловьёва. — Реклама, сериал в работе — десятисерийная телевизионная версия «Адмирала», мы уже даже немного от него устали.

Мир 3D. — А кстати, будет ли там что-то масштабное в плане компьютерной графики?

Маша Соловьёва. — Нет, всё самое большое было в кино. Кстати, я часто сталкиваюсь с тем, что не все понимают, где графика, а где съёмки. Не все понимают, что, например, корабли — трёхмерные, вода есть трёхмерная, дымы там и прочее.

Мир 3D. — Это же здорово!

Маша Соловьёва. — Да, конечно, это с одной стороны — комплимент для нас, но, когда садишься обновлять какой-нибудь деморил для заказчиков, приходится показывать, что было изначально, и что стало в результате, иначе не понимают. «Мы написали в титрах, что мы сделали» - «Да вы что? И вода? И корабль? А там он тонет, а под водой — это что, всё тоже трёхмерное? Как это?!»

Мир 3D. — Если графику невозможно отличить от видео, то это значит, что работа великолепна...

Маша Соловьёва. — А ещё это значит, что у некоторых заказчиков квалификация не высшего уровня, честно говоря (смеётся).

Мир 3D. — Кстати, вот это интересный вопрос: а насколько вообще клиенты осведомлены, где стоит применять CG? Они предъявляют какие-то специфические требования, что вот здесь должна быть графика, а здесь — только «живые» съемки?

Маша Соловьёва. — Да нет вроде, всё обусловлено деньгами и сроками. Если надо показать Биг-Бен в кадре, а денег, чтобы лететь в Лондон или купить стоки, нет, то его приходится создавать в 3D. Мы считаем, что всё, что можно снять, надо снимать.

Мир 3D. — А в среднем в каком соотношении находятся графика и живые съёмки?

Мария Соловьёва. — Ну, ни один ролик не обходится без цветокоррекции, пэкшоты графические на 90%. А в целом — соотношение примерно 70% на 30%, 80% на 20% (больше в съёмочную сторону). Хотя есть и полностью графические ролики, а есть — с технической подсъёмкой. Но снимать стали точно меньше, графика пока ещё дешевле, чем организация съёмок, поэтому в каких-то осмысленных комбинациях её и применяем.

Честно говоря, хороших сценариев для рекламных роликов становится всё меньше. И вдвойне обидно проигрывать тендер на хороший сценарий — обидно страшно! Особенно, когда сделал всё возможное, как кажется...

Но игра есть игра, у неё свои правила.

Мир 3D. — Большое спасибо!

cg в рекламе
Разделы:
Рубрики:
Популярное: