Ирина Верёвкина, Вадим Маторин. Они делают рекламу


Ирина Верёвкина - генеральный продюсер продакшн-студии "ЯрЧе!". Студия существует с 1992 года; в её активе - рекламные ролики соков «Моя Семья», серия роликов «Сибирская Корона», «Почта России» и множество других.

Мир 3D. — Расскажите, пожалуйста, немного о компании.

Ирина Верёвкина. — Компания открылась в 1992 году. Её создал режиссёр Ярослав Чеважевский, в команде тогда работали три человека. Мы уже тогда начинали снимать рекламу, хотя тогда формат съёмки рекламы на кино только начинался.

Постепенно мы развивались, делали свой шоурил, работали не только с Ярославом, но и с другими режиссёрами, сейчас очень много работаем с иностранными режиссёрами.

Сегодня компании ЯРЧЕ, стало быть, уже 17 лет, она одна из самых старых на рынке продакшна, штат компании более 30 человек, у нас свои собственные монтажные студии, студия озвучивания своя, большая студия компьютерной графики, которая существует уже достаточно давно, и обслуживает не только «ЯРЧЕ!», но и другие продакшн-студии, т.е. работает и на внешний рынок.

Мир 3D. — Попадается упоминание, что у Ярослава Чеважевского была мечта заняться «большим кино»...

Ирина Верёвкина. — Да, Ярослав снял уже три фильма — «Кука», «На море», последний — «На море-2» у него ещё в работе, и он собирается дальше продолжать снимать кино.

Мир 3D. — У вас здесь очень много наград выставлено...

Ирина Верёвкина. — У нас вообще достаточно много призов, — с Московского фестиваля рекламы, есть даже одна работа — реклама колготок с русалкой, — которая вошла в шортлист Каннского фестиваля, — но это было очень давно. А вот это последняя... Это благодарность за участие в праздновании 130 лет российской рекламы. Каждый год мы получаем призы на AICP Show — это конкурс дизайна и рекламы, который проводится раз в год в Москве, мы всегда получаем какие-то призы за то, что мы делаем. Конкурс действительно объективный, люди рассматривают конкретные работы и оценивают их, так что награды мы получаем не за имя, а за результат.

Мир 3D. — С кем, если не секрет, было интереснее всего работать в последние годы?

Ирина Верёвкина. — У нас есть замечательный клиент – «Нидан», соки «Моя Семья», агентство «Инстинкт», работаем мы с ними уже около 8 лет и очень довольны друг другом. Очень нравится работать с агентством «Lowe Adventa», мы с ними снимаем «Сибирскую Корону». Потрясающая команда, с ними очень легко работать. В целом, мы со всеми клиентами находим общий язык, всех любим, каждый клиент для нас единственный. Главное в нашем бизнесе - репутация и доверие наших клиентов.

Мир 3D. — По поводу студии компьютерной графики: сколько она уже существует?

Ирина Верёвкина. — Студии 9 лет.

Мир 3D. — Для чего она в основном использовалась в начале и сейчас?

Ирина Верёвкина. — Сейчас к нам присоединится Вадим Маторин, глава студии компьютерной графики, он расскажет поподробнее. Вначале студия графики использовалась для личных нужд, чтобы обеспечить потребности студии. У нас свои монтажные, своя студия озвучания, которые мы сдаем в аренду в том числе.

Мир 3D. — Примерное соотношение того, что снимается «вживую» и компьютерной графики можете назвать?

Ирина Верёвкина. — В каждом ролике есть элементы компьютерной графики — будь то пэкшоты или моделирование упаковок продукта, или бэкграунды какие-то. Мне бы хотелось, чтобы роликов сделанных по средством компьютерной графики было больше. Но, к сожалению, не все наши клиенты знают возможности графики. Допустим, мы делаем какой-то графический ролик, и у каждого в голове своя картинка— у режиссёра одна, у креатива другая, у режиссёра компьютерной графики — третья и к его мнению как раз и надо прислушиваться.

Вадим Маторин, руководитель студии компьютерной графики «ЯРЧЕ!».

[Появляется Вадим Маторин]

Мир 3D. — Собственно, повторю вопрос: каково примерное соотношение использования «живых» съёмок и CG в рекламе?

Вадим Маторин. — Ну, это сильно зависит от продакшн-студии; у каждой — своя специализация. Некоторые начинали с графики, а есть те, которые начинались с хорошего режиссёра и хорошей производственной бригады. Мы начинались со съёмочной группы, так что у нас графика и сегодня дело второстепенное. Всё зависит от проекта.

В основном, конечно, графика используется как инструмент для удешевления съёмок, и редко — как отдельный, самостоятельный, цельный элемент. Мы не так много делаем проектов, где 50% было бы графики, а 50% — съёмок. Это возможно, когда что-то снимается на chroma-key — снимается персонаж, а сзади всё окружение — компьютерное.

Это делается, если нет бюджета, чтобы строить сложные декорации, либо декорация такая странная, что её невозможно построить — что-нибудь там летает, взрывается, и так далее. Много людей всё так же уверенно снимают, никаких там технологий, связанных с изображением «трёхмерных людей» в рекламе не используется.

Ирина Верёвкина. — Бывает, но крайне редко.

Вадим Маторин. — Допустим, нужна весело, счастливо улыбающаяся мама, очень правдоподобная, и если она хоть чуть-чуть будет компьютерной и ненастоящей, то смысл того, что мы делаем, пропадёт. Так что мы не передовики и не новаторы в этой сфере. Никто здесь не рискнёт делать полностью трёхмерный фотореалистичный ролик, кроме тех случаев, когда специально ставится такая задача.

Мир 3D. — А часто ли такие задачи ставятся?

Ирина Верёвкина. — Всё зависит от продукта. Если у вас натуральные продукты, соответственно, и съёмки натуральные — живые люди, всё как положено. Если у нас продукт — какие-то компьютерные технологии, телевизор, видеоплеер, или, допустим, сотовые операторы, то активно используется компьютерная графика — чтобы подчеркнуть «техногенность».

Вадим Маторин. — Регулярно мы делаем трёхмерные продукты только потому, что этот продукт ещё не напечатан на заводе, его ещё нет «живьём».

Мир 3D. — Например?

Вадим Маторин. — Примеров очень много... Какие-нибудь упаковки... Фотографировать их намного дольше.

Ирина Верёвкина. — Да, «трёхмерные» упаковки продукта; или для одного из наших клиентов мы моделируем различную технику.

Вадим Маторин. — Надо всё делать очень быстро; а организовывать съёмки — это очень долго и дорого, и ради пяти-десятисекундного ролика... Просто не стоит.

Организация фотосъёмки какого-то продукта, даже несложного фотоаппарата, — это вызов фотографа, аренда студии, доставка продукта, выставление света, съёмка, потом пару дней на ретушь... Притом, что за полдня — за день можно смоделировать практически любой бытовой прибор.

Ирина Верёвкина. — Эту модель, к тому же, можно двигать как угодно.

Вадим Маторин. — Да. Ведь после фотосъёмки ты остаёшься — ну, с пятьюдесятью разными кадрами. Хорошо, но если мы производим видеопродукт, то ставить туда фотоколлаж — это неэффективное использование дорогостоящего эфирного времени.

Поэтому выгоднее смоделировать объект, красиво «облететь» вокруг него, анимировать какие-то его части... Телевизор позволяет показать всё в движении, и в принципе неправильно было бы от этого отказываться и использовать статичные фотографии. Они хороши для прессы.

Мир 3D. — Дальше вопрос, который, наверное, у всех уже навяз на зубах, но всё-таки. Как известно, у нас сейчас экономический кризис. Прошлой осенью, когда он только начинался, много было разговоров, что первой и тяжелее всего от них пострадает именно рекламная отрасль, и, в частности, те, кто непосредственно занят изготовлением рекламы. Как складываются взаимоотношения с кризисом у «ЯрЧе»? Сильно ли он сказался на вашей деятельности?

Ирина Верёвкина. — Декабрь был не очень продуктивным в плане съёмок. Они были, но не так много, как обычно в декабре перед Новым годом.

Но, что удивило, так это то, что отдел пост-продакшна, — студия озвучания, компьютерной графики, монтажа, — у них объём работы очень серьёзно вырос, и в январе это тоже продолжалось, поскольку очень многие, вместо того, чтобы снимать новые ролики, взялись за адаптацию старых, меняли пэкшоты, переозвучивали, добавляли какие-то элементы. Это, безусловно, дешевле, чем снимать новый ролик. И если это позволяет продукт, то почему нет?

Очень много было роликов для радио. Я не могу сказать, что после декабря мы очень сильно почувствовали на себе проблемы связанные с экономическим кризисом. Да, стало меньше съёмочных проектов, бюджеты сокращаются, а мы себе не можем позволить экономить на качестве...

Со своей стороны, мы тоже предпринимаем некоторые шаги. Мы снизили цены на постпродакшн, у нас увеличился объём. Собственно говоря, у нас существуют два отдела — производственный и пост-производственный. Они в значительной степени независимы друг от друга, и собираются вместе, только когда у них есть один совместный проект, включающий и съёмки и постпродакшн.

А так студия постпродакшна у нас существует независимо, и занимается исключительно озвучанием, компьютерной графикой и монтажами, а также аниматиками и раскадровками, — у нас есть свои аниматоры и раскадровщики, — и вполне себя хорошо чувствует.

Мир 3D. — Большое спасибо за ответы!

cg в рекламе
Разделы:
Рубрики:
Популярное: