Как делается дополненная реальность на Flash. Олег Жданов и Владимир Серёгин


В начале ноября корреспонденту "Мира 3D" случилось побывать на радио "Финам ФМ", куда были также приглашены генеральный директор компании AiLOVE Олег Жданов, Дмитрий Морозов, директор по маркетингу проектов фонда "Inventure". Спустя некоторое время "Миру 3D" удалось взять интервью у Олега Жданова и технического специалиста компании Владимира Серёгина, каковое мы и предлагаем вниманию читателей.

Мир 3D. — Первый вопрос: как и когда образовалась компания Ailove?

Олег Жданов. — Это долгая история. (смеется) Юридически название Ailove появилось всего год назад, фактически компания существует в том или ином виде уже пару лет.  Сейчас это полноценный digital production для агентств и прямых клиентов: мы занимаемся реализацией продуктов для цифрового рынка - в большей степени для интернета и мобильных технологий.

Олег Жданов, генеральный директор AiLOVE.

Мир 3D. — А когда вы начали заниматься направлением Augmented Reality?

Олег Жданов. — В отличие от многих «клиентских» компаний, где производство поставлено на поток, для нас важно развиваться в более-менее наукоёмких проектах. Они интересны рынку, а, в первую очередь, сотрудникам, которые у нас работают.

Augmented Reality появилось как одно из таких направлений, и мы им серьёзно и плотно занимаемся уже больше года.

И это не смотря на то, что реальные клиентские проекты начались только этим летом!   До этого данное направление было, скорее, в статусе эксперимента.

Мир 3D. — Augmented Reality в России по-прежнему в определённом смысле экзотика. Кто основные ваши клиенты, какого рода компании?

Олег Жданов. —  На самом деле, это действительно экзотика: ни в России, ни в мире нет однозначного представления о том, что такое Augmented Reality.

Многие даже считают, что это плагин для браузера или клиент, который надо специально скачать, чтобы этот самый Augmented Reality увидеть, забывая о таком распространенном плеере как Flash.

Мы специально не делаем никаких специальных программ, поскольку считаем, что это не очень удобно для пользователей.

Так же, часть потенциальных клиентов боятся связываться с AR, поскольку считают, что надо что-то лицензировать.

Естественно, при использовании Flash ничего подобного делать не нужно. Таким образом, в своей работе нам часто приходится развеивать самые невероятные мифы, которые рождаются исключительно из-за незнания продукта.

Если говорить подробнее о клиентах, их заинтересованность можно разделить на две «волны». Первая — это когда Augmented Reality нравилась буквально всем, — это было нечто новое, интерактивное, и, в общем, все клиенты видели в этой технологии инструмент для достижения лидерства в области инноваций.

Но, тем не менее, дальше желания дело не шло, поскольку если у них появлялась информация о том, что какой-то ещё конкретный бренд собирается приспособить AR под свои нужды, они немедленно отказывались.

Яркий пример —  тройка наших мобильных операторов. Как только у МТС появилась Augmented Reality (хотя это и не совсем она), градус интереса у остальных операторов резко понизился.

Сейчас же, все уже как-то попривыкли и к технологии, и к технологическому подходу. А, самое главное, рекламные и BTL-агентства рассматривают AR не как инновацию, а как выгодное решение, которое позволит вовлечь пользователя в коммуникацию, улучшить общение с брендом.

Стоило менеджерам это осознать — у нас сразу появились заказы.

Владимир Серёгин готовится продемонстрировать разработку AiLOVE.

Если говорить о том, кому AR наиболее интересна, то в первую очередь, конечно, автомобильным компаниям, как этакому передовому во всех инновациях рынку. А так же, брендам, связанным с мобильными технологиями, занимающимися игровыми платформами, разработкой игр и так далее. AR популярен среди большого круга FMCG-брендов, таких, как Pepsi, Axe, производители энергетиков.

В первую очередь это связано с тем, что их продукт легко можно использовать в качестве AR-маркера.

Тем самым появляется оптимальная коммуникация "бренд - технология".

Думаю, что в ближайшее время заказов и пожеланий со стороны FCMG-брендов будет всё больше и больше.

Мир 3D. — А как на практике выглядят эти решения на Flash?

Владимир Серёгин. — Ну, как правило, это Flash-приложение, которое просит пользователя распечатать предложенный маркер или поднести продукт рекламируемого бренда к монитору с включенной камерой.

Суть технологии заключается в том, что есть алгоритм, построенный на нейронных сетях, который начинает распознавать изображение с цифровой камеры. Когда искусственный интеллект находит образ, заложенный в память, поверх изображения, полученного с камеры, начинает строиться трёхмерная сцена.

Она может меняться, возможен даже некий интерактив, но как правило это просто трёхмерный мультик.

Наличие веб-камеры обязательно и, желательно, процессор помощнее, поскольку Flash до сих пор очень тяжело тащит трёхмерную графику.  Конечно, сильно ограничено количество полигонов, текстур, графика получается примерно как в старых PC-играх.

Олег Жданов. —  Если не ошибаюсь, в том движке, который мы сейчас сделали, ограничения — пять тысяч треугольников.

Владимир Серёгин.  — Да, ограничение физическое — до пяти тысяч треугольников может находиться на экране.

Олег Жданов. —  Ну это так, чтобы нормально было видно, и чтобы модель была более-менее приличной.

Мир 3D. — А какой процессор в ПК рекомендуется?

Владимир Серёгин. — От 2 ГГц, чтобы нормально смотреть, потому что параллельно идёт обработка видео — там происходят срезы по яркости, контрасту, в общем обработка на уровне фильтрации, чтобы можно было «ловить» хоть какую-то геометрию, то есть ресурсы съедаются порядочно.

Олег Жданов. —  Кстати, 90% решений AR-маркеров — это распечатанная черно-белая картинка. Прошлый век! Мы же идем дальше и в новом проекте для одной украинской компании, маркером будет является их реклама в журнале. Самая обычная картинка, — им надо было лишь немного подкорректировать цвет.

Очень важно, что маркером, в принципе, может являться всё, что угодно.

Владимир Серёгин. — Например, цветные пятна распознаются как какой-то образ.

Олег Жданов. —  На самом деле сейчас мы говорим в большей степени об Augmented Reality предполагающей определение объекта без маркера. С точки зрения людей, занимающихся непосредственно развитием самой технологии это направление наиболее популярно.

Владимир Серёгин. — Нам интересно разрабатывать технологии распознавания лиц людей и создавать интерактив через мимику, выражение лица, трекинг образов людей.

В качестве маркера выступает обычная рекламная страница из журнала...

Мир 3D. — То есть, наложение какой-то графики и анимации на физиономию?

Владимир Серёгин. — Да. Например, используя эмоциональные составляющие настроения человека, можно строить некий интерактив: достраивать «запчасти» к персонажу, чтобы потом добавлять к видеообразу.

Олег Жданов. — Думаю, наиболее понятным примером будут всякие проекты, связанные с мейкапом и, в общем, с косметикой. Например, девушка приходит в магазин и, не может подобрать тени. Она смотрит на маленький экран, выбирает понравившийся цвет, и он накладывается на её веки.

Чтобы не было недопонимания, — оффлайновые продукты по фейс-трекингу существуют. С учётом, что существует большая интернет-аудитория, у которой нет возможности или желания скачивать какие-то продукты, мы говорим в большей степени о flash: предоставляемые им мощности не равны портированию оффлайновых разработок на Flash.

Возможно, когда-нибудь они будут равны, но сейчас это фактически уникальные технологии.

Вариантов практического применения может быть много. Это, например, 3D-аватары, которые мы все знаем...

Мир 3D. — А какие-то ещё технологии, кроме Flash, вы используете?

Владимир Серёгин. — Мы изучали замечательную технологию Google – у них есть проект, который позволяет практически на аппаратном уровне рисовать трёхмерную графику. Это плагин наподобие Flash-плеера, но заточенный под трёхмерку. Графика ускоряется аппаратно, поддерживаются шейдеры, ускорители. Очень качественно и быстро рисует, и всё это  — в окне браузера.

Также мы занимались разработкой Google, позволяющей запускать в окне браузера приложения, написанные на С — с конкретными ограничениями. Есть определённый Sandbox, который позволяет безопасно для пользователя запускать C-приложения, в том числе есть пример, когда в окне браузера запускается Quake.

Пока что плагин на бета-тестировании, мы уже можем смотреть как Quake III, запускать в браузере почти на том же уровне, что и standalone-приложение, с той же производительностью.

Мир 3D. — А это не Quake Live, случаем?

Владимир Серёгин. — Хм, нет. Точно название сейчас не вспомню.

Мир 3D. — Ещё есть, кажется, Microsoft Silverlight...

Владимир Серёгин. — Да, он считается конкурентом Adobe Flash, но не дотягивает по распространённости и по технологическим «фишкам». Хотя и в нём есть свои интересные плюсы, которые можно было бы использовать.

Олег Жданов. — Ну, тут ещё важно, что само словосочетание Augmented Reality мир узнал, когда японский разработчик...

Владимир Серёгин. — Да, японский разработчик Сакоши представил технологию, которая была уже десять лет как известна, на Flash, причём не особо разбираясь в самом принципе, просто переписал код. Флэшеры подхватили идею, начали экспериментировать, кто-то сделал пару удачных коммерческих проектов, и с тех пор AR стала популярной. Хотя, опять-таки, самой технологии более десятка лет.

Олег Жданов. — Очень важно, чтобы люди могли видеть AR без особого напряжения. Так что пока технология Microsoft не станет стандартным приложением в браузере, всё проекты, с ней связанные, можно рассматривать лишь как экспериментальные, суперинновационные, - не рассчитанные на массовый рынок.

Поэтому наиболее популярной остается Flash.

Мир 3D. — По поводу массовых пользователей, вы упоминали, что работаете ещё и с мобильными технологиями. Можете про это рассказать об этом?

Олег Жданов. — На «заре» нашей работы с AR мы занимались проектом для ещё старого iPhone, который позволял идентифицировать исторические памятники по их изображению.

Поскольку развитие технологий на iPhone идут семимильными шагами, в какой-то момент там появился Compass. Теперь, имея возможность достаточно чётко определять своё местоположение, наша идея перестала быть актуальной, так что проект был по понятным причинам закрыт.

Далее один из самых известных проектов — это Layar, который недавно портировали на iPhone. Наверное, основное направление мобильного Augmented Reality у нас — это всё, связанное с Layar, и различные приложения, связанные с геотаргетингом. Второе — это аналог AR для промопродуктов, то есть то, что мы видим в интернете. Здесь iPhone используется как камера, мы подносим к нему маркер (опять же, маркером может быть и продукт), и видим анимацию.  

К нам поступило предложение от одного достаточно известного бренда, который хотел бы на платформе Augmented Reality выстроить свою коммуникационную платформу. Что это значит?

Во-первых, все рекламные продукты, которые будут выходить под этим брендом, будут оснащаться фирменным маркером. Например, им может быть логотип.

Человек с помощью веб-камеры или камеры телефона на первом этапе будет видеть какой-то дополнительный контент, возможно чисто развлекательный. Следующим этапом будет показ контента в связке с геотаргетингом. Например, находясь в торговом центре, ему будет выводиться информация о проходящей здесь акции.

Ну и завершающий этап — это сообщество пользователей, которые могут сами вносить контент, корректировать его и даже создавать в AR.

...И когда её подносят к камере ноутбука, напечатанный на бумаге телевизор "начинает показывать".

Мир 3D. — Что-то вроде AR-wiki?

Олег Жданов. —  Фактически да. Пока что всё на стадии проектирования, к практической работе мы ещё не приступили. Многие бренды до сих пор не до конца понимают, что такое AR.  Для них решиться на такое — шаг довольно серьёзный.   Мы понимаем это и ждём, а получив отмашку, сразу же начнем реализовывать.

Мир 3D. — Если в целом, то получается, что AR сейчас в основном развивается в рекламных и развлекательных направлениях, так?

Олег Жданов. — Компании, которые занимаются AR в России, зарабатывают деньги на промопроектах. Все проекты, не связанные с "развлечением" - это их внутренние разработки и  инновации. Мы скорее подготавливаемся к тому моменту, когда русский рынок "дозреет", и задастся вопросом, что у нас есть.

Венчурные фонды, заинтересованные в AR, с которыми мы сейчас общаемся, смотрят на Augmented Reality как на некое дополнение к их собственным проектам. Вот, например, есть достаточно известный проект MyDeco, - трёхмерный планировщик комнаты. Спланировав свою комнату, вы можете выставить камеру и получить почти что «глянцевое» её изображение.  

Есть также русский аналог этого проекта — roomix.ru. Вот для такого рода проектов, казалось бы, Augmented Reality — самое лучшее применение. Например, можно было бы для пустой квартиры сделать на соответствующем ресурсе виртуальную планировку. Затем, просто распечатать маркер,зайти в комнату, положить его на пол и, включив мобильный телефон, понять, как всё это будет выглядеть.

Конечно, нам это очень интересно: компании, которые занимаются подобного рода проектами, много интересуются AR, но пока ещё боятся делать её центральным звеном, на котором будет завязан бизнес.

Но я думаю, что это нормально, просто должно пройти время, в России должно появиться больше одного или двух разработчиков, чтобы технология стала продвигаться с многих сторон.

Мир 3D. — А во сколько эти технологии и решения обходятся клиентам?

Олег Жданов. —  По опыту, большая часть суммы складывается из стоимости «дополненного» объекта — 3D-макета, сцены или анимации. Вторая часть  — это движок.

Первый раз сталкиваясь AR, клиент больше нам доверяет, что дает возможность продавать движок практически пакетными приложениями. Пока это всё очень условно.

Как только клиент поймёт, что маркером может быть всё, что угодно (например, в если брифе указать, что им может быть и кусочек сахара), это сразу же усложнит нам жизнь, но и увеличит стоимость продукта.

Мир 3D. — Большое спасибо за интервью!

интервью
Разделы:
Рубрики:
Популярное: