Вилен Габидуллин, центр "Специалист": "Световое перо в каком-то смысле вернулось"


Габидулин Вилен Михайлович, преподаватель AutoCAD в центре "Специалист". Окончил Московский авиационный институт (МАИ), кафедра аэродинамики, Московский государственный университет (МГУ), механико-математический факультет. В области IT технологий работает с 1973 года (второй курс ВУЗа). C 1996 по 2007 гг. работал в различных проектно-строительных организациях в должностях от главного инженера до генерального директора. Занимался внедрением САПР на базе AutoCAD различных версий, обучением персонала работе в AutoCAD.
Вилен Михайлович Габидуллин.
Мир 3D. — Расскажите, пожалуйста, когда появился центр «Специалист»?

Елена Сенина. — Восемнадцать с половиной лет назад.

Мир 3D. — Что изначально преподавалось?

Елена Сенина. — Изначально это были курсы для пользователей, базовая подготовка; в принципе, то же, что читается и сейчас, просто ассортимент курсов с каждым годом увеличивался, появлялись новые авторизации, сертификации, Центр получал статусы авторизованного учебного центра, и так далее.

Мир 3D. — А когда Центр получил авторизацию Autodesk?

Вилен Михайлович Габидулин. — 2001 год, по-моему.

Елена Сенина. — Да, что-то в этом роде. На самом деле, была сложная ситуация с тем, что у Autodesk  долгое время не было выделенного человека по работе с учебными центрами по России и СНГ. И вот как только этот человек появился, конечно, общение с Autodesk стало проходить на более тесном уровне и все вопросы стало решать намного легче. Сейчас нам с ними работать приятно и легко, они достаточно оперативны, все вопросы решаются.

Мир 3D. — Получается, «Специалист» - вообще один из первых авторизованных учебных центров Autodesk в РФ?

Елена Сенина. — Однозначно, и нам приятно, что наши объёмы и наше качество всегда на очень высоком уровне.

Мир 3D. — А когда начались курсы по САПР? В частности по AutoCAD?

Елена Сенина. — Они читаются практически с самого начала; если Центр был создан в 1991 году, то курсы по САПР появились чуть позже.

Мир 3D. — Вилен Михайлович, в Вашей краткой биографии указывается, что Вы занимаетесь информационными технологиями с 1973 года. Не могли бы Вы рассказать, как это выглядело тогда?

Вилен Михайлович Габидулин. — Ну, сейчас это полное ретро, - перфокарты, перфоленты; самый писк тогда — это была машина «Мир», прообраз персональных компьютеров, где на экран вводился хотя бы текст. Потом было так называемое «световое перо». Сейчас оно в каком-то смысле вернулось.  Все эти стилусы и планшеты, которыми мы пользуемся... Световое перо — это их прообраз. Но вот для того, чтобы этим световым пером набрать и получить текст, надо было двоичный-восьмеричный код знать просто наизусть. Чтобы что-то рисовалось, чтобы что-то проектировалось необходимо было писать специальную программу, так что человек, который занимался САПР, однозначно был программистом изначально. Сейчас человек может быть просто пользователем и чертить, а раньше приходилось быть программистом и писать алгоритмы: «перо поднять» — «перо опустить», «сдвинуть на такой-то отрезок», опять «перо поднять» и так далее.

Мир 3D. — А когда в СССР начали появляться системы автоматизированного проектирования?

Вилен Михайлович Габидулин. — Достаточно давно, хотя я не знаю, что тогда называлось системами автоматизированного проектирования; было так называемое АРМ — автоматизированное рабочее место, и это максимум. А системы автоматизированного проектирования, как бы его ни называли, я боюсь, это веяние последних лет, может быть десятка — когда всё это устойчиво сформировалось. А до этого — это робкие попытки что-либо сделать с помощью компьютера.

Мир 3D. — А в проектировании компьютеры начали использоваться тоже только с появлением САПР в их нынешнем виде, или раньше?

Елена Сенина. — Я думаю, что только сейчас.

Вилен Михайлович Габидулин. — Конечно, это веяние последних лет и именно в связи с тем, что это стало какой-то общей базой, платформой обмена данными. Если когда-нибудь какой-нибудь проектировщик что-то делал, что-то отрисовывал на компьютере, это не значило, что это САПР, внедрённый в отрасли. Это означало, что отдельный проектировщик рисовал отдельную деталь (смеётся).

Мир 3D.  — А в каком году Вы познакомились с продукцией Autodesk и САПР вообще?

Елена Сенина. — У нас авторизация с 2001 года.

Вилен Михайлович Габидулин. — А я лично — с 14 версии AutoCAD; не то, чтобы профессионально много работал, но я о нём много знал; это 1988-1989 годы, тогда он ещё из-под DOS работал.

Мир 3D. — По сути большинство нынешних ведущих специалистов в entertainment-среде тоже начинали с досовских версий трёхмерных пакетов, 3D Studio, в первую очередь.

Вилен Михайлович Габидулин. — Более того, сейчас идёт какой-то неявный возврат по спирали на новом уровне: [ценятся] те, кто владеют командной строкой, те, кто может написать собственный макрос. А это, по сути, возврат к «DOS из-под Windows».

А это даёт ускорение работы; просто в пакете очень много кнопочек, и некоторые считают, что механическое запоминание кнопочек приведёт к успеху. Понимание, что они делают, - да, а кнопочки — нет, они меняются ежегодно (смеётся).

Мир 3D. — А кто сейчас составляет основной контингент обучающихся?

Вилен Михайлович Габидулин. — Ну, во-первых, сейчас возрождается интерес к инженерии как таковой, будем так говорить. Массовый интерес у архитекторов, - под этим словом я понимаю не Щусева и иже с ними, конечно, но тех, кто занимается интерьерами, строительством каких-то загородных коттеджей — два, тех, кто работает в составе каких-либо строительных организаций, - три,  ландшафтный дизайн и так далее и так далее. Сейчас вот явная тенденция: приходят машиностроители.

Мир 3D. — Кризис фактически уложил на обе лопатки архитектурную визуализацию; сейчас эту задачу часто возлагают чуть ли ни на самих архитекторов...

Елена Сенина. — Естественно. Просто в период кризиса в стране любой работодатель стал требовать от своего работника выполнения функций двух должностей...

Вилен Михайлович Габидулин. — Если не трёх...

Елена Сенина. — Да, если не трёх. Естественно, увольнялись менее квалифицированные сотрудники и оставлялись те, кто могли делать и то, и это. От отрасли это не зависело. Это можно сказать и про службу технической поддержки, где оставались системные администраторы, которые могли управляться и с Linux, и бог знает ещё с чем.

В общем, это не относится к конкретной отрасли, это относится к кризисной ситуации во всём мире. Ну, и потом, архитектору-проектировщику с визуализацией будет сложно, это отдельная тема.

Вилен Михайлович Габидулин (показывая изображения, выполненные его студентами). - Вот, давайте я вас проведу: вот, смотрите, только что закончилась группа по 3D. Сначала это проект без двух стеночек, выполнен группой за 40 часов учебных занятий. Вначале они кубик нарисовали, дальше мы довели до присвоения материалов, дальше вот здесь вот (показывает) замочек с ключиком, во всех деталях. Вот замочек, вот ручка дверная, вот ключик торчит. Вот подоконник показан. А дальше (показывает на типовой чертёж ключа) — этот тот же самый ключик из того же самого файлика, на котором проставлены в масштабе 1:1 все размеры. Да, здесь весь комплекс. Но нет никаких претензий на то, что цвет этой стены, цвет этой плитки будут теми же — за этим пусть на другие курсы идут. Фактически они — студенты — могут материалы присваивать? Они это и делают. Они фактически могут довести досюда (показывает на чертёж) обратно, от визуализации? Могут. Вот и всё.

Мир 3D. — Повлияла ли кризисная ситуация на приток учащихся?

Елена Сенина. — Мне кажется, был момент спада в 2009 году, но сейчас как-то всё возвращается обратно, на прежний уровень. Действительно, в начале 2009 года уменьшился спрос на обучающиеся курсы, но это продолжалось недолго. Люди во время кризиса понимают, что планка на рынке труда выросла, и они приходили к нам для повышения квалификации, для получения дополнительных знаний, чтобы получить именно ту работу, где надо совмещать две или три должности.

Сказать, что у нас сильно упал спрос на обучение — нет, нельзя.

Мир 3D. — В мультимедийной отрасли как раз наоборот говорят, что кризис погнал людей обучаться, и школы на этом выиграли.

Елена Сенина. — Ну, если мы говорим про AutoCAD, то он да, упал, если про 3D Max – то там спрос, конечно, вырос.

Мир 3D. — Т.е. взаимосвязи между этими сферами — AutoCAD и Max, например, — не наблюдается?

Елена Сенина. — Нет.

Autodesk AutoCAD.

Мир 3D. — Те люди, которые приходят к вам на курсы, это уже опыт подобной работы, или..?

Елена Сенина. — Это разные люди.

Вилен Михайлович Габидулин. — Да, начнём с того, что это разные люди.

Елена Сенина. — Это люди, которые пытаются полностью поменять профессию и освоить какую-то новую, это могут быть состоявшиеся инженеры, просто не умеющие работать в программах, даже на компьютере вообще.

Мир 3D. — А много таких?

Вилен Михайлович Габидулин. — Знаете, сейчас уже остаются единицы тех, которые приходит с нулевым уровнем. Иногда приходят люди разочаровавшиеся: например, человек решил заняться 3D, AutoCAD'ом. Но — вот нет у человека пространственного видения. Ну нет, и этого не дашь. Это уже способности.

Мир 3D. — Каково примерное соотношение состоявшихся инженеров к остальному контингенту?

Вилен Михайлович Габидулин. — Ну, не инженеров, а, будем так говорить, специалистов, — я думаю, не меньше 90%. Большинство — люди, знающие свою цель в жизни и, быть может, чего-то уже достигшие.

Студентов очень много, их я тоже отношу смело к этим 90%: они со своей специальностью определились.

Мир 3D. — Какие стороны, на Ваш взгляд, являются у AutoCAD наиболее сильными и наиболее слабыми? По сути, это один из наиболее распространённых пакетов такого рода, но далеко не единственный, правильно?

Елена Сенина. — Не единственный. И поскольку мы независимый центр, мы читаем курсы по продуктам всех вендоров.

Вилен Михайлович Габидулин. — Сильные стороны?.. Сильные — это его универсальность. Меня часто слушатели спрашивают: что лучше, ArchiCAD или AutoCAD. Я обычно говорю, что если страна скажет с завтрашнего дня проектировать самолёты, то все пользователи ArchiCAD пойдут мести улицу, а пользователи AutoCAD'a останутся на месте. Но сила и универсальность AutoCAD — это его же и недостаток. Из-за громоздкости — он много всего умеет, но отсутствие специализации и параметризации. Хотя параметризация и появилась в десятой версии, но ею мало кто пользуется. Потом, она не 3D, а 2D-параметризация, это большой недостаток, а программы, которые позволяют сделать что-то быстрее и лучше — они более узкопрофессиональные, максимально заточенные под узких специалистов.

AutoCAD'у приходят учиться все: мебельшики, дизайнеры, кто угодно.

Мир 3D. — Многоголовый монстр...

Вилен Михайлович Габидулин. — Шесть миллионов пользователей, как декларирует Autodesk, не считая нашу «Горбушку» (смеётся).

Мир 3D. — А сколько ещё неофициальных...

Вилен Михайлович Габидулин. — А для них не существует «неофициальных» (смеётся). Кстати, они потому-то и версии гонят ежегодно без всякой на то необходимости — 2009, 2010, 2011...

Мир 3D. — Они так со многими своими пакетами поступают.

Вилен Михайлович Габидулин. — Ну, секрет очень простой. В среднем по миру 2000 долларов стоит обновление предыдущего релиза до следующего. 2000 умножьте на 6 миллионов. Либо это делается ежегодно, либо это делается раз в два года.

Елена Сенина. — Просто на самом деле не все сразу переходят на эти новые версии, дожидаются более «уверенных». И сейчас уже в общем-то все привыкли, что пользователи стали переходить через версию или через две. Действительно, не всегда есть необходимость переходить на новую версию. Всё зависит от задачи и самой новой версии. Бывают удачные, бывает — не совсем.

Вилен Михайлович Габидулин. — Ну, любая новая версия, во-первых, устраняет недостатки предыдущей, а во-вторых, добавляет свои. Это естественно (смеётся).

Мир 3D. — А много ли за последние годы появилось новой функциональности?

Вилен Михайлович Габидулин. — Да. С 2007 года — колоссально много. Я уже стараюсь изъять из терминологии слушателей слова «начертить» и «нарисовать». Потому что это уже не соответствует действительности. Остаётся только «моделировать». Отрезок моделируется, окружность моделируется, объект и изделие — всё моделируется.

Колоссальный шаг сделан в 3D с 2007 года.

Мир 3D. — По каким ещё пакетам читаются курсы?

Елена Сенина. — Graphisoft ArchiCAD, SolidWorks. Но продукция Autodesk пользуется наибольшей популярностью. Возможно, это связано с такой агрессивной рекламной политикой Autodesk, возможно, пакет действительно даёт много преимуществ, все программы легко совместимы.

Вилен Михайлович Габидулин. — Любая новая графическая программа везде пишет, что она умеет обмениваться с DVG, с файлами AutoCAD. Аutodeks неявно «выиграли тендер» с этим форматом, грубо. Берётся флэшка с файлом DVG, вставляется в любой станок с ЧПУ, и он его читает. Я, конечно, утрирую и упускаю куски, но в целом это так.

Очень много было слушателей, которые тихо-спокойно работали себе в «Компасе», выполняли свои задачи, но когда начались контракты с зарубежными партнёрами, они перешли на AutoCAD. И пришли учиться к нам.

Елена Сенина. — Сейчас, мне кажется, Autodesk очень многое сделал для архитекторов и дизайнеров, чего раньше не было; Revit с 2008 года стало очень активно развиваться, сейчас вышло новых три продукта — Revit Architecture, Structure и Map. И если раньше ArchiCAD считался более простым, универсальным и лёгким, то сейчас Revit занимает эту позицию, и слушатели активно идут на него.

SolidWorks можно сравнить скорее с AutoCAD'ом.

Вилен Михайлович Габидулин. — Точнее, с Inventor'ом.

Елена Сенина. — Да, скажем так. ArchiCAD – Revit.

Вилен Михайлович Габидулин. — Civil 3D — это отдельный разговор. Шикарная программа, нет конкурентов. Но нам надо страну сменить, чтобы сделать его повсеместным (смеётся). Что делает Civil? Мы даём максимальную скорость дороги и число полос, задаём ей крайние точки, и программа сама проведёт дорогу, рассчитает наклон местности, а самое главное — тотчас же выдаст вам объём вынутого грунта с учётом плодородного слоя. У начальников от этого волосы на голове дыбом встают, потому что это их деньги...

При этом Civil на многих предприятиях внедрён и работает. Я, правда, не знаю, как им пользуются: может, говорят бабушкам в нарукавниках: «А ну-ка пересчитайте», и берётся «Железный Феликс». Программа-то выдаст свои результаты, но как ими воспользуются руководители — неизвестно.

Мир 3D. — Большое спасибо!

САПР
Комментарии  (обсудить на форуме)
Занятно, но про "моделирование отрезков" конечно Вилен загнул ))) и кстати правильно будет - DWG и Revit MEP...

Разделы:
Рубрики:
Популярное: