Александр Рубин, «Кинопроект»: «Интерес к 3D - это навсегда»


Мир 3D. — Расскажите, пожалуйста, как и когда образовалась Ваша компания? И какой основной профиль её деятельности сегодня?

Александр Рубин
Александр Рубин, генеральный директор компании "Кинопроект".
Александр Рубин. — В общем и целом, этим бизнесом мы занимаемся уже давно – более 15 лет. Из которых последние лет 12-13 очень активно – оснащением кинотеатров. Но компания как таковая всё время претерпевает какие-то изменения, - в силу всех нюансов законодательства и рынка в целом – поэтому векторы развития так или иначе корректируются…

Мир 3D. — Т.е. Вы ещё в «доцифровые» времена начинали, так?

Александр Рубин. — Безусловно, да. С самого начала, со времён прихода Dolby Surround и Dolby Digital в Россию, с момента появления Kodak-Киномира и Crystal Palace, - а это были первые две работы, в которых мы принимали участие, соответственно, первые два кинотеатра, оснащённые современной техникой в России. Вот с того момента мы этим и занимаемся. Тогда это было плёночное оборудование и Dolby, сегодня, это цифра.

Мир 3D. — Вас называют «Одним из вождей цифровой революции» в российском кинематографе.

Александр Рубин. — Приятно слышать!

Мир 3D. — А с чего эта «цифровая революция» началась,  как и почему?

Александр Рубин. — Много лет назад мы увидели первые примеры современного цифрового стереопоказа на одной из выставок в Соединённых Штатах Америки. Начали обращать на это внимание,  погружаться в процесс, и пришли к выводу, что современное цифровое стерео и «цифра» как таковая (чьей производной стерео и является), действительно единственный возможный путь эволюции современного кинопоказа.

По сути, киноплёнка — это последний кино-атавизм, оставшийся с прошлого века, не перешедший в новую, современную жизнь. Это должно было произойти, и должно было произойти давно. Как мне кажется, во многом малую скорость перехода можно объяснить, с одной стороны, инерцией индустрии, инерцией «плёночной» её части. Ведь до сих пор в плёночной индустрии вертятся значительные суммы денег, там работают сотни тысяч людей, очень много компаний работают в «плёночной» области, и понятно, что они относились ко всякого рода разговорам про «цифровую революцию» весьма скептически.

Отчасти, в этом была правда. И до момента появления современного поколения DLP-матриц, современного поколения проекторов других технологий, до момента создания рекомендаций DCI в 2005 году все разговоры о т.н. «цифре» путались в терминологии; качество на экране было плохим, защиты контента не было никакой, и действительно у апологетов плёночной индустрии в запасе было много аргументов.

Цифровая революция «родом из» Соединённых Штатов, потому что там, как известно, киноиндустрия наиболее развита. Поняв, что это движение в будущее, мы стали всячески стараться промоутировать это в России, рассказывать об этом, показывать, писать статьи, сами изучали что-то, ездили на всякие курсы… Тогда эта тема была новой для всех.

И вот на каком-то этапе, естественным следствием «цифровой революции» на горизонте появилось стерео, и мы решились на активные шаги: несколько лет назад мы привезли в Россию первый цифровой проектор. В сентябре 2006 года на выставку в Санкт-Петербурге приехал первый в России цифровой проектор, который был установлен специально в рамках проведения Дня Цифрового Кино, нами же и организованного. И господин Кэмерон, которого тогда уже все коллеги по цеху уважали как наиболее «продвинутого» в этой теме, тогда нам дал свой сервер попользоваться. Мы привезли из Америки сервер из его лаборатории, где уже были несколько фрагментов пересчитанного в 3D «Титаника», кусочки пересчитанных в 3D «Звёздных войн», был там кусочек пересчитанного в 3D «Терминатора», тогда ещё речь не шла о картине «Аватар», — точнее, кулуарно она, конечно, обсуждалась но на суд большой публики это не выносилось.

Вот тогда мы, потратив кучу сил, времени и средств, пригласили специалистов из «Кристи», из «До-Ре-Ми», из Access IT, приехало много людей на эту конференцию, мы рассказывали, показывали эти фрагменты, тогда мы впервые привезли активные очки Xpand в Россию, и, по сути, впервые продемонстрировали современное цифровое 3D.

Не сбавляя оборотов, мы все эти годы пытаемся всё делать для того, чтобы переход от старой технологии — плёночной — к современной цифровой и, как следствие, к 3D, шёл максимально активно. Придумываем всякие схемы гибкого сотрудничества для кинотеатров, ну и так далее.

Мир 3D. — Скажите, а какое-либо сопротивление именно в России Вы встречаете? Например, «инертность» наших бюрократов — притча во языцех...

Александр Рубин. — Да здесь даже не столько бюрократизм, сколько тяжёлые общие экономические условия. Мы ведь попали в ситуацию со всем известным кризисом. А в Соединённых Штатах переход с плёночной технологии на цифровую практически весь произошёл с использованием инструмента VPF – Virtual Print Film.

Это платёж за виртуальную копию, когда некая компания-интегратор, расположенная в бизнес-модели между кинотеатром и студией, осуществляла покупку оборудования, её установку в кинотеатре и показ там цифровых копий. Но за счёт этого студии, вместо того, чтобы печатать за 1000 долларов плёночную фильмокопию для театра (оборудованного интегратором современной техникой), выплачивала интегратору часть этой суммы — как будто за «виртуальную плёночную копию». Вот эти вот деньги, которые на протяжение какого-то времени получала компания-интегратор, позволили ей, на эти якобы «плёночные» средства и оснастить зал «цифрой» и стерео. Вот эта схема, незатратная, по сути, для кинотеатров и незатратная для студий, которые, как будто, продолжали как и раньше, до появления этой схемы, печатать плёночные копии, эта схема позволила за несколько лет, почти всем «премьерным» залам США — ну, или почти всем, - перейти на цифровые рельсы. Это уже факт.

В России эта схема не работала никогда и работать, скорее всего, не будет по причине малой ёмкости рынка, удалённости наших представителей западных студий от Лос-Анджелеса, непонятному юридическому полю в этой стране, потому что, как тут это делать, неясно; дороговизне денег в банковских структурах и так далее.

Поэтому в России de facto кинотеатры, для того, чтобы перейти с нынешних технологий на цифровые, должны инвестировать в это свои собственные средства, вырвав их из оборота, взяв кредит в банке или продав автомобиль учредителя. Проблема одномоментного инвестирования достаточно крупной суммы денег, особенно, в нынешних внешних экономических условиях, не даёт нам, к сожалению, делать это так быстро, как нам хочется. Но, тем не менее, «Аватар» стартовал 351 копией в России, сегодня он собрал уже рекордный бокс-офис, причём, насколько я понимаю, процентов 75-78 этой суммы собрали как раз те самые 350 залов, а не та тысяча фильмокопий, которая параллельно крутилась. «Аватар» продолжает собирать, количество залов продолжает увеличиваться, я думаю, к трём мартовским релизам количество залов в стране дойдёт до 400, а с учётом «Шрека» и всех последующих, цифра 500 стереозалов до конца года в России вполне достижима.

Мир 3D. — То есть, наши кинотеатры можно заинтересовать только релизами, а не схемами?

Александр Рубин. — Это основной мотивационный фактор. Люди, которые относились к этому скептически, посмотрев на результат того же «Аватара», понимают, что если бы они сделали правильный выбор и купили в октябре-ноябре технику, и в декабре поставили бы её в работу, они бы сегодня вернули все деньги, который вложили в этот цифровой апгрейд за один релиз. Один.

Кто-то этого не сделал. Теперь кусают себя за разные части туловища.

Но «Аватаром» 3D не начинается и не заканчивается, количество стереорелизов в этом году впечатляющее, каждый месяц выходит одна или даже две, а в марте и вовсе три картины в 3D, вытесняя друг друга, толкаясь локтями. Поэтому возникает дефицит — опять-таки дефицит — 3D-залов.

Мир 3D. — «Аватар» - это такое «мегасобытие», он и продвигался, грубо говоря, таким образом среди зрительских масс и среди кинозалов, надо полагать. Как Вы считаете, из этих будущих релизов кто-нибудь будет сопоставим с «Аватарам» по масштабам и сборам?

Александр Рубин. — Ну, нет, не думаю. Не думаю, что рекорд «Аватара» быстро будет преодолён, предыдущий рекорд — «Титаника» — держался 12 лет, так что давайте подождём. Вряд ли такой успех будет даже у большой картины с именем — у «Шрека», который выходит в мае. Но положительным фактором является то, что количество цифровых и 3D залов будет увеличиваться, время жизни у 3D фильмов в среднем больше, чем у обычных 2D, вытесняющих друг друга, поэтому общая планка сборов будет, безусловно, продолжать расти — по 3D фильмам.

Конечно, количество зрителей и денег у этих зрителей — штука несколько лимитированная, и тогда стоит предположить, что масштабные 3D релизы, выходящие на экран с широкой рекламной поддержкой и большим освещением в прессе, по сути будут отбирать деньги у соседствующих с ними  обычных 2D фильмов. Что, кстати, и произошло на новогодних праздниках. Предсказуемо и понятно всем. При всём уважении к господину Бекмамбетову, картина «Чёрная молния» не то, что не поставила рекордов, а даже и не дотянула до какого-то минимально допустимого для такого режиссёра уровня сборов.

Мир 3D. — То есть, грубо говоря, провалилась?

Александр Рубин. — Ну, пусть об этом судят продюсер и компания Universal, насколько они провалились. Но я считаю, что основная причина недосборов «Чёрной молнии» как раз в «соседстве» с «Аватаром», в первую очередь.

Мир 3D. — Кстати, по поводу «Базелевса». Они сейчас работают над стереоверсией «Белки и Стрелки» и готовят некий фильм, некоторые сцены которого будут выполнены в 3D. Как Вы считаете, приживётся ли 3D формат в России — среди производителей?

Александр Рубин. — 3D формат приживётся везде. Вопрос в том, насколько скоро, и насколько дорого это будет. Кэмерон, снимая «Аватар», с помощью системы камер, изобретённой и сконструированной им совместно с господином Пейсом, начинал практически с нуля. Все существующие технологии созданы буквально «на коленке», тем и уникальны. Но в этом же направлении уже несколько лет идут крупные мировые производители, и если мы посмотрим сегодня на модельные гаммы, заявленные — даже как прототипы — такими монстрами, как Sony, Panasonic и Thompson, то мы увидим, что стереосъёмка становится проще, дешевле и доступнее для всех. Я допускаю, что через год-два к ним присоединятся и ещё какие-то люди, известные в этой индустрии, и тогда стереокинокамера станет просто ещё одной возможной опцией для продюсера, ещё одним инструментом.

Другое дело, что, как и с переходом на «цифру», до сих пор существуют операторы, которые работают только на плёнке и используют очень продуктивно все плюсы плёночной индустрии, а в то же время кто-то уже давно работает с цифрой и умеет это делать.

В случае со стереокино имеем дефицит стереографов, людей, понимающих, что такое параллакс, как формируется эта картинка. Это немного другое учение — оно вроде как и про кино, но с другой стороны не совсем про кино, больше про оптику.

Мир 3D. — ...Тем более, что и в плане восприятия в 2D и 3D всё по-разному.

Александр Рубин. — По-разному всё смотрится даже на разных экранах. В идеале стереокинокопия должна мастериться по-разному для экранов разного размера. Но так не происходит: сегодня один и тот же тип мастеринга применяется по всему миру для экранов высотой в 20 метров и в 5 метров. Хотя по идее для адекватного восприятия стереокартинки это не совсем корректно.

Стереосъёмка и стереопоказ сейчас находятся на стадии становления. И многое в ближайшие годы поменяется. Если с «цифрой» уже всё понятно, дискуссии на тему того, что такое цифровое кино, каким оно должно быть, какие механизмы шифрования и защиты контента нужно использовать, как осуществляется дистрибуция контента, как осуществляется мастеринг — все эти дискуссии практически завершены. Рекомендации DCI превращаются в стандарт SMPTE, и все уже понимают, что следующий этап развития цифрового кино — это всего лишь изменение разрешение и ужесточение механизмов шифрования.

Сейчас Christie — первым среди мировых производителей — уже начинает выпускать проекторы 4K Upgradeable серии Solaria. Кинотеатр, купив сегодня такой проектор, через год получает новую матрицу 4К, вынимают матрицу 2К – ящичек такой в проекторе — и вставляют матрицу 4К. Всё, получают картинку уже не 2К, а 4К. Точно также следующим этапом станет 8 или 16К — с появлением контента.

А механизмы шифрования — это вещь тоже достаточно простая в апгрейде. Так что куда пойдёт цифра — понятно. А вот куда пойдёт стерео, пока понятно не до конца.

Потом, с приходом 3D в дом, возможно, подход к 3D в кинотеатрах тоже будет как-то трансформироваться.

Мир 3D. — Ну, собственно, 3D в дом уже идёт — и семимильными шагами. Nvidia в прошлом году начала поставлять 120Гц 3D мониторы со стереоочками в комплекте, которые предназначены для просмотра любого 3D контента, будь то фильмы, игрушки и т.д.

Александр Рубин. - Nvidia - лишь одна компания, которая в этом направлении работает, существует общепризнанный "монстр" в области активных очков - это компания Xpand, и он тоже показывает какие-то модификации. В Америке уже более трёх миллионов единиц 3D телевизоров проданы компанией Mitsubishi, например. Это 3D-r (3D Ready) телевизоры, которые готовы для работы с 3D. К ним можно купить разные очки, такие, сякие, можно подключить к ним компьютеры достаточной мощности и уже сегодня играть более чем в 450 игр с поддержкой стерео, доступных для PC, на Playstation 3 уже вышла в продажу игра "Аватар", которая изначально написана на 3D-движке, с очень качественной графикой, очень реалистичной. Эта игра пока одна, но лиха беда начала.

Аватар
Игра James Cameron's Avatar.

Тут вот только начни. В одной только Америке порядка 150 млн геймеров по разным оценкам. Там рынок очень велик. 3D мониторы уже появятся этим летом сразу от нескольких производителей. Поэтому тема начинает жить. Как только она станет качественной, она придёт в дом. Как только станут понятны модельные гаммы телевизоров, очков и игровых приставок, как только это перестанет быть какой-то загадкой... Потому что даже если вы сегодня захотите купить NVidia, вам придётся потратить какое-то время: это надо а) найти, б) купить, в) понять, куда это прикручивать, г) заработает ли это так, и потом ещё понять, что это такое, как это работает, какие нужны драйверы, что на этом всём показывать. В общем, такой конструктор "Сделай сам". Это фаза не даёт этому рынку развиваться дальше какого-то ограниченного круга гаджетоманов. Пока. Это должно приобрести характер бандла, готового к продаже, который будет стоять в магазине - вот телевизор, вот очки, вот игры, видите? - всё работает, заплатите в кассу и тащите домой. Но опять-таки, к тому есть ещё несколько технологических препятствий.

Мир 3D. - А каких, если не секрет?

Александр Рубин. - Panasonic уже объявил о выпуске плазм 3D Ready, но они будут доступны в Европе только в начале лета. Россия, в силу того, что кабельные сети отсутствуют, цифровое телевидение отсутствует, по сути, не приоритетный рынок. Потому что рассчитывать только на геймеров или на какие-то там покупные 3D фильмы, которых ещё тоже нет ни одного, сложно. Объявленный на Consumer Electronic Show в Лас-Вегасе Blu Ray 3D тоже станет доступен только через несколько месяцев. А это означает, что только тогда могут появиться в 3D все те 25-30 релизов, которые вышли за эти годы, начиная с "Беовульфа". И вот тогда появится рынок.

Америка к этому готова больше чем мы, там три миллиона единиц 3D Ready телевизоров. В России их пока нет вообще.

Мир 3D. - Возвращаясь к кино: в интервью «Индустрии Кино» с Вами прозвучала фраза, что никто в России не видел "Аватара" в том же качестве, в котором его задумал Кэмерон...

Александр Рубин. — Это не совсем так. Вопрос в том, что в целом в стране нормы яркости практически не соблюдаются. Лишь в нескольких известных мне залах норма яркости соответствует требуемой. В этих залах сегодня можно смотреть «Аватар» практически в том качестве, которое должно было быть.

Мир 3D. — Практически?

Александр Рубин. — Да. Во всяком случае, не уступая современным правильно оборудованным мультиплексам где-нибудь в Соединённых Штатах. Но основная масса из этих 350 российских залов, в которых выходил «Аватар», она, к сожалению, оборудована с занижением яркости картинки. Есть ещё ряд технологических деталей, связанных с настройками, но это больше касается рук людей, которые это всё делают. А выбор модификации проектора, размера экрана, материала экрана и, как следствие, качества картинки, это вопрос больше переговорно-финансовый, или вопрос кинтеатра, потому что когда кинотеатр хочет поставить цифру, он хочет поставить её в самый большой свой зал, что если уж собрать, так собрать. Когда кинотеатрам пытаешься объяснить, что для театра вашего размера надо ставить два проектора, а не один, потому что иначе вы получите потери в яркости, - так пока этого не сделал в России никто. Потому что это увеличивает смету очень серьёзно — на стоимость проектора как минимум, т.е. ещё процентов на 70.

Мир 3D. — Попытки сделать стереокино предпринимались на протяжении ХХ века неоднократно. И интерес к этой сфере получался такой «синусоидальный»: доходил до какого-то пика, в том числе технологического, потом интерес временно спадал. Потом снова появлялся.

Как Вы считаете, нынешний всплеск интереса к стерео - это уже навсегда? Или опять возможен откат?

Александр Рубин. — Нет сомнений в том, что это навсегда. Появление и развитие стереопоказа в  ХХ веке было обусловлено рядом технологических прорывов, но всегда было ограниченно в своём развитии в силу того, что стереокинотеатр в ХХ веке — это всегда «отдельная песня»: отдельное здание, отдельная технология, отдельная модификация аппарата, специально снятые специальным образом фильмы, которых было ограниченное количество, это, как правило, какая-либо поляризация, горизонтальная или круговая, как правило серебряные экраны, специально напечатанные фильмокопии, низкое разрешение картинки, плохое качество. Я не говорю уж про анаглифный метод показа, когда, сидя в красно-зелёных очках, народ ломал глаза об экран, делая вид, что они смотрят 3D. Стереокинотеатров было мало, они открывались, условно говоря, по одному в городе, в них показывалось годами одно и то же — и так называемый «всплеск» стереокино тоже вещь весьма условная. На это ходили как на аттракцион, ходили по нескольку раз на одну и ту же картину про акул, плавающих в каком-нибудь океане, и это к массовому кинопоказу не имело никакого отношения. Вот был аттракцион. Замечательно, очень хорошо. Он был один — на фоне десятков кинотеатров в этом же городе.

3D очки
Стереоочки Xpand.

А сегодня стереопоказ переживает подобный бум по двум причина. С появлением современного цифрового кинопоказа любой кинотеатр в мире, оснащённый цифровым проектором и имеющий стереоочки для зрителей, в деревне ли он, в городе ли он, в мультиплексе или торговом центре, или это на центральной площади старое здание бывшего ДК; любой кинотеатр в мире способен показать «Аватар» в день его всемирной премьеры, практически в том же качестве, в котором это необходимо — при желании, и если куплена правильная техника и она правильно установлена. А качество этого 3D с появлением цифры стало совсем другим. Глубина этого эффекта, яркость картинки, её разрешение стали совсем иными, люди стали получать удовольствие от этого.

А технология съёмки, в свою очередь, позволила за последние пару лет появится нескольким десяткам 3D-релизов в мире.

Такого количества 3D релизов никогда в ХХ веке не появлялось, ни в какие времена «всплесков». Или это была пародия на стереокартинку. Поэтому сегодня 3D лишь важный мотивационный фактор, важный инструмент, который мы получили в руки вместе с «цифрой». Но он не единственный. Преимуществом цифрового кинопоказа оказывается ещё и постоянное качество 3D картинки — и возможность создания библиотек контента, и любая работа с альтернативным контентом — не кино. Кинотеатр сегодня, имея цифровое оборудование, может показывать, скажем, трансляцию оперы из La Scala в 2К, в шикарном качестве. Или — я надеюсь, что это произойдёт — Чемпионат мира по футболу будет частично транслироваться в 3D. Если всё получится у компании, которая этим занимается в масштабах всего мира, то тогда мы будем иметь возможность показать в кинотеатре, оснащённом современной цифрой и 3D, матч финала ЧМ в 3D. Уникальная опция: 100% заполняемость зала обеспечена, причём цена на билеты может быть любой.

Мир 3D. — А как Вы считаете, соотношение 2D и 3D будет меняться в пользу 3D, или они в какой-то момент зафиксируются и дальше будут существовать параллельно?

Александр Рубин. — Я всё-таки технолог, я не аналитик кино с художественной точки зрения... Думаю, 3D, скорее всего, не вытеснит «обычное» плоское кино; оно останется и будет очень много картин, снятых так, как снимали прежде. Посмотрим. Пока 3D — лишь занятный инструмент, приносящий иногда неплохую прибыль. Не всё понятно, мало специалистов, сложно снимать, не так широко можно показывать, экранов маловато, так что пока это лишь некая опция. Посмотрим, как она будет развиваться.

Мир 3D. — Большое спасибо!

интервью
Разделы:
Рубрики:
Популярное: