Генри Селик


Настал золотой век кинематографа, век высокотехнологичных компьютерных спецэффектов, эпоха анимированных одиссей трогательных роботов, способных любить, и доисторических приключений животных ледникового периода. На наших глазах отважный Беовульф из древнеанглийской саги убивает свирепого Гренделя, а спартанский царь Леонид с тремя сотнями преданных ему бойцов противостоит грозной армии персов. Визуальные эффекты современного кино просто невероятны, как, впрочем, и бюджеты таких фильмов.
Но среди торжества супер-технологий спецэффектов остались ещё апологеты старой школы покадровой анимации – мотор! камера! стоп! чуть изменяем позу объектов и снова снимок. О чём идёт речь? Правильно, о кукольной мультипликации!

Конечно, каждый из нас помнит замечательные кукольные мультики, на которых выросло не одно поколение детей. Но время идёт, появляются новые стандарты и технологии, и даже такой, казалось бы, консервативный жанр как кукольная анимация, претерпел существенные изменения. Одним из законодателей прогресса в этом жанре стал мультипликатор Генри Селик, режиссёр знаменитого «Кошмара перед Рождеством» и отличного мультика «Джеймс и гигантский персик». Высокоскоростная фотография, просчитанные на компьютере куклы и декорации, цифровые видеокамеры и даже специальные швейные машинки для пошива костюмов – так задаётся новый стандарт кукольной мультипликации 21-го века.

Эксперименты Селика не прекращаются ни на минуту. Вот и в последнем своём произведении «Коралина в Стране Кошмаров» по одноимённому роману Нила Геймана (соавтора сценария «Беовульфа»), Селик  объединил последние достижения покадровой анимации со стереоскопическими 3D-технологиями. Сюжет мультфильма повествует о том, как однажды маленькая Коралина случайно попадает в другой, на первый взгляд лучший мир, где она встречает «улучшенные» копии своих родителей, соседей и даже своей кошки, но вскоре счастливый сон превращается в кошмар и Коралине приходится пройти через трудности и опасные приключения, чтобы вернуться домой.

О создании своего мультипликационного фильма "Королина в стране кошмаров", об очаровании покадровой анимации и неудержимой силе детских фантазий Селик рассказал в интервью журналу Filter.

Почему основой для вашего мультфильма был выбран именно роман Нила Геймана?

Тут свою роль сыграли несколько факторов. Во-первых, книжка Геймана мне очень понравилась. Когда я читал её, мне показалось, что эту историю будет очень легко экранизировать. В ней затрагиваются просто вселенские вопросы: А что, если бы у меня были другие родители? А что, если бы я попал в лучший мир? А что в таком мире будет отличного от нашего мира? Каждый ребёнок, да и наверняка каждый взрослый, хоть раз да задавал себе такие вопросы. И в фильме я постарался основной идеей сделать именно путешествие в параллельный мир. Мне очень по душе такой вот страшненький, жутковатый параллельный мир, похожий на истории братьев Гримм. Это как бы сказка, но в то же время без привычных сказочных приёмов. Очень напоминает первые диснеевские мультики – некий баланс между светом и тьмой, как в «Белоснежке», «Пиноккио», первой версии диснеевской «Фантазии» или «Бэмби».

А что Вас так привлекает в покадровой анимации? Почему мультик задумывался именно как покадровый фильм?

Ну, когда я задавал себе вопрос «Для кого этот мультфильм?», ответом было – «Для храбрых детей всех возрастов». Есть особая мрачноватая атмосфера, передать которую можно только с помощью покадровой анимации. Считаю, именно здесь монстры выглядят так, как надо. Кроме того, мне просто нравится покадровые съёмки. Я работал в разных жанрах, но если есть возможность, я предпочитаю работать именно в покадровой анимации. Кукольные персонажи как-то… душевней, что ли, ведь каждая кукла двигается руками аниматоров, живых людей. Если бы мы снимали «Коралину» в жанре обычной анимации, мультфильм вышел бы слишком мрачным для детей и слишком скучным для истинных ценителей хоррора.

«Коралина» - первый кукольный мультфильм, полностью снятый в 3D. Что заставило Вас добавить фильму трёхмерности?

С 3D я знаком уже давно. В 1986 я сделал трёхмерный видеоклип для прибора Viewmaster – знаете, такое стереоскопическое устройство: загружаешь в него специальные бумажные диски со слайдами и он проецирует трёхмерную картинку. Потом я работал ещё над несколькими 3D-проектами с Ленни Липтоном, крёстным отцом современного 3D. Соответственно, я был в курсе всех новых веяний в этой области. Это, конечно, потрясающая штука. Когда я снимал «Кошмар перед Рождеством», мне так хотелось, чтобы зритель увидел именно то, что вижу я – эти же сцены, декорации, персонажей. Но такая возможность появилась только сегодня – технология 3D выросла до нужного уровня, многие кинотеатры оборудованы всем необходимым, поэтому я просто не мог упустить такой шанс.

Кстати, очень радует, что Вам удалось не переборщить с 3D в «Каролине». Многие режиссёры слишком увлекаются трёхмерностью картинки...

В нашем фильме трёхмерность – исключительно художественный приём и используется только там, где нужно по сюжету. Задача была придать происходящему на экране глубину и объём, лишние спецэффекты отвлекают от сюжета. На площадке даже приходилось постоянно напоминать моей команде, для ЧЕГО мы используем 3D, многих было не остановить! [смеётся]

А какое место Вы отводите «Коралине» среди прочих фильмов и проектов, которые Вы снимали?

Я бы сказал, что «Коралина» - один из самых «графических» фильмов в моей карьере. Мне трудно припомнить более атмосферный кукольный мультфильм. Трава, деревья облака, дождь – всё двигается, всё анимировано. На вот эти детали мы потратили уйму времени и сил, в каждом кадре у нас по-настоящему «глубокое» действие.

В самом начале моей карьеры я работал один, но потом появилась необходимость нанимать аниматоров и декораторов – мы в то время снимали в основном рекламу. Около трети съёмочной команды «Коралины» работает со мной ещё со времён «Кошмара перед Рождеством», но на этом фильме нам не хотелось повторяться, хотелось делать что-то новенькое. В «Каролине» у нас не только новая художественная концепция, но и новые приёмы анимации кукол. Например, раньше мы всё время работали со сменными лицами персонажей, а у главного героя «Кошмара перед Рождеством» Джека был даже целый набор сменных голов с разными выражениями лица. Для «Коралины» нам требовалось гораздо больше эмоций персонажей, их актёрской экспрессии. У кукол в этом фильме подвижные глаза, веки и так далее. Управлять всем этим было действительно непросто, это новая ступень мастерства аниматоров.

А когда снималась «Коралина в Стране Кошмаров» была ли у Вас в голове некая концепция, которой Вы следовали. С чего Вы начали этот колоссальный художественный проект?

Прежде всего, это работа с материалом. Принцип «А давайте нарисуем что-нибудь прикольное, а потом уже придумаем, как реализовать это в фильме» нам не подходил. Считаю, что работать нужно с теми материалами, с которыми задумал изначально. Мне не нравятся материалы, которые выглядят грубо и «жёстко», наоборот,  при создании мультика мне хотелось работать с натуральными резинами и бумагой ручной выделки. Именно поэтому изучению материалов была отведена изрядная часть съёмочного времени. Каждому человеку на площадке я старался объяснить, как должна выглядеть и двигаться каждая кукла, каждая декорация. Так вышло, что большая половина работы режиссёра в нашем фильме заключалась в убирании лишнего, ведь каждый член команды старался сделать свою часть работы не просто отлично, а идеально, так что некоторые слегка увлекались. Порой, важнее не то, что в кадре, а то что осталось за его пределом.

А есть ли разница в манере написания сценариев для анимационного фильма и обычным кино?

Разумеется, есть вещи более подходящие для анимации, а есть – более подходящие для кино. Но сегодня у нас есть спецэффекты, и эта разница по большому счёту не так важна. То есть говорящих зверушек можно вставить в кино, а, скажем, киношного Спайдермена – в мультфильм. В сценарии важны герои и сюжет, а техническая часть, в принципе, не проблема.

За свою карьеру Вы создали немало мультфильмов, ставших «культовыми» для целых поколений детей. А что Вам самому нравилось в детстве?

Когда я был ребёнком, я постоянно что-нибудь рисовал. Рисовал так много, что родители  даже опасались за моё состояние. Очень увлекался изучением природы, чтением книг про животных, птиц и насекомых. В молодости увлекался культурой коренных жителей Америки и когда во дворе играли в «ковбоев и индейцев» я всегда был за краснокожих. Из фильмов очень нравились работы Рэя Хэррихаузена «Седьмое путешествие Синбада» и особенно «Ясон и аргонавты», это два моих любимых фильма.

А как вы считаете, насколько повлияли увлечения юности на Ваш выбор стать художником и режиссёром?

Ну, хоть я и вырос в Нью-Джерси, по телевизору у нас дома шли Нью-Йоркские передачи. Денег у телекомпании было немного, поэтому в эфир частенько пускали зарубежные мультфильмы. Мне особенно запомнились мультики немецкой женщины- режиссёра Лотте Райнигер. В этих мультфильмах героями выступали силуэты вырезанных из бумаги персонажей. Это были не куклы, а именно плоские резные кусочки бумаги, подсвеченные сзади для создания силуэтов. Лотте создала первый анимированный эффект для Диснея в фильме «Приключения принца Ахмеда», от которого я был без ума. Ну и конечно мне нравились мультики Диснея и компании Warner Brothers…в общем вся славная диснеевская традиция. Эти мультики я смотрел с упоением.

Patrick Strange. Filter-mag

Перевод Илья Неворотов. Мир 3D

интервью
Разделы:
Рубрики:
Популярное: