Круглый стол о поддержке анимации: «Войти в систему»


28 апреля в Центральном доме Кинематографистов прошёл уже второй по счёту Круглый стол на тему государственной политики по поддержке российской анимации. По большому счёту, сейчас государство никакой поддержки анимации не оказывает, и темой данного мероприятия должно было бы стать обсуждение письма-предложения об обеспечении таковой поддержки. Письмо было подготовлено по итогам предыдущего Круглого стола, случившегося в начале февраля. Кроме того, на обсуждение был вынесен вопрос о формировании Общественного совета анимационного кино, который мог бы заменить нефункционирующую Ассоциацию анимационного кино.

Текст письма и предложение о создании Общественного совета были розданы всем собравшимся (коих было не так много), кроме того, оба документа доступны для ознакомления в онлайне.

Возглавляли Круглый стол журналисты Мария Терещенко и Сергей Капков (Animator.ru).

Как, в общем, и следовало ожидать, разговор с, собственно, содержания письма-предложения, которое предполагается отправить в горние чиновние выси, довольно быстро перешёл на обсуждение насущных проблем анимации, которых весьма и весьма много. Главным, однако, оставался вопрос весьма приземлённый: как добиваться от государства поддержки анимации, без которой, с точки зрения собравшихся, она грозит кануть в лету. 

Мария ТЕРЕЩЕНКО и Сергей КАПКОВ, ведущие Круглого стола.

Почти с самого начала слово взял Андрей ХРЖАНОВСКИЙ, глава студии «Шар», который, поблагодарив инициаторов Круглого стола за то, что «вообще встряхнули нашу среду», отметил, что и предложение о создании Общественного совета, и само письмо-предложение носят достаточно неоднозначный характер:

«Слово «общественный» на слуху [держится] в трёх комбинациях: Общественная палата, общественное мнение и общественный сортир, и все три комбинации употребления вызывают исключительно отрицательную реакцию...», - заметил Хржановский, отметив, что сама постановка вопроса не подразумевает несения кем-либо какой-либо ответственности. В общественный совет «можно входить, можно выходить», а «Чувство безответственности — это самое основное, чем жива, или наоборот, мертва наша российская жизнь...».

Собравшиеся слушают выступление Андрея ХРЖАНОВСКОГО.

Далее Хржановский очень обстоятельно и скрупулёзно разобрал содержание письма и высказал массу претензий к нему, носивших, впрочем, характер более рекомендательный, нежели критический. В частности, попенял рабочей группе, подготовившей документ, на недостаточную, с его точки зрения, точность формулировок, а также задался вопросом, который потом и стал одним из ключевых на всём мероприятии: как и кто будет это письмо подписывать, и кому оно отправится.

«Давайте проиграем такой вариант: в Государственной думе, в Совете по кинематографии, где бы то ни было, получают вот такое письмо и говорят: «Большое спасибо, мы очень благодарны за то, что вас волнуют вопросы, которые нас беспокоят, мы ваше письмо отправляем в Министерство культуры, в Союз кинематографистов, и так далее, и так далее, и надеемся, что...».Мы оказываемся вот в каком положении: во-первых, естественно, нам хотелось бы быть независимыми и представительными, с другой, - раз мы декларируем отсутствие претензий на юридический статус, то никто с нами разговаривать не будет. Вы ведь знаете нашу грандиозную бюрократическую машину...», - заявил Хржановский, добавив, что считает необходимым добиваться либо создания Совета по анимационному кино при Министерстве культуры, при Департаменте по кинематографии, при Совете по культуре при Президенте. «Не миновать того, чтобы каким-то образом войти в систему государственного управления, распределения и так далее», - утверждает Хржановский, указывая, что аниматоры должны «постучаться во все двери», в противном случае все деньги, которые государство может выделить на кинематограф и анимацию, окажутся под жесточайшим контролем Союза кинематографистов, о котором собравшиеся, кстати, отзывались без особого пиетета, мягко говоря.

В целом дальнейший разговор надолго сосредоточился на организационных проблемах; направление менялось постоянно, так что в конечном счёте даже у человека, не посвящённого в ситуацию, невольно возникали вопросы, как вообще российская анимация продолжает существовать как отрасль, если в ней нет ни одного сегмента, где не наблюдалось бы крупных проблем. И какого-то единого понимания, что именно делать, в отрасли, похоже, нет вовсе. Единственное, с чем все более-менее согласны, так это с тем, что от государства надо то ли просить, то ли требовать поддержки. На следующем этапе — как именно это следует делать — начинаются значительные разногласия. Создавать ли ассоциацию? Созывать представительные делегации и идти на поклон в государственные органы? Кто должны войти в эти «представительные делегации»? В чём более-менее сошлись все, так это в том, что разговаривать с аниматорами чиновники будут только, если первые смогут организоваться.


А без поддержки — отрасли ничего хорошего не светит, потому что деньги нужны на всё, и даже просто на то, чтобы перевести любой фильм в формат цифрового кинотеатра, нужна сумма от 10 тысяч евро; то есть даже прокат без финансирования «из закромов» оказывается под угрозой.

Зато этих проблем нет, например, у западных студий: диснеевские и пиксаровские мультфильмы в России идут с неизменным успехом.

Под конец разразилась «битва железных старцев»: сначала взял слово Юрий НОРШТЕЙН, заявивший вначале, что, что отрасль почему-то отчаянно боится взглянуть на то, как было поставлено финансирование анимации в Советском Союзе, «как будто это какая-то чума». «На самом деле там всё было очень чётко структурировано и никаких проблем и вопросов, кроме Госкино, которое тоже преодолевалось, и очень редко приходилось слышать, чтобы Госкино накладывало свою лапу...»

Юрий НОРШТЕЙН и Елена ЧЕРНОВА (студия "Пилот").

Как отметил Норштейн, сейчас необходимо прежде всего понять, подо что требуется выбивать финансирование, а для этого надо понимать и весь процесс мультипликации, основой основ для которого является обучение. Касаясь вопроса непосредственно производства, Юрий Норштейн не преминул проехаться по цифровым технологиям: «Так все врезались в цифровые и компьютерные [технологии], что скоро вообще забудем, что такое живое... Что такое дотронуться рукой до живого рисунка. Это, на самом деле, очень опасная тенденция, мы можем потерять тактильное ощущение от картинки...»

Что же касается проката, то, по мнению Норштейна, связанные с ним проблемы должно решать государство, причём — волевыми методами. Российский прокат — это не американский, он намного меньше и народу в кино ходит куда меньше, так что, по мнению Норштейна и других собравшихся, надеяться на то, что высокобюджетный мультпроект окупится в России только за счёт проката, решительно бесполезно.

На это нашлось что возразить Эдуарду НАЗАРОВУ, который заявил, что государству на аниматоров принципиально наплевать и никакой системы финансирования искусства так и не выработано... «Наше бедное государство, которое едва сдерживает наш великий народ, чтобы он не разбежался во всех направлениях, оно никак не может решить никаких проблем...» - далее он упомянул ряд малоприятных фактов, напрямую связанных с отраслью, так что разговор надолго ушёл в юридическую плоскость.

Эдуард НАЗАРОВ.

В конечном счёте разгорелся спор о том, в каком направлении дорабатывать письмо: сделать ли его более эмоциональным — то есть превратить в «вопль о помощи», по сути дела, — либо наоборот перевести всё в сугубо юридическую плоскость, где никакой эмоциональности быть не должно. Спор как раз оказался крайне эмоциональным, но, в конечном счёте сошлись, что письмо в форме «декларации проблем отрасли» будет доработано в соответствии с прозвучавшими предложениями, и за рядом подписей конкретных людей — представителей отрасли — разослано везде, где только можно.

После окончания мероприятия Мария Терещенко в разговоре с журналистом «Мира 3D» отметила, что результаты Круглого стола получились как раз такими, какие и ожидались: «Хоть все шумели-кричали, но всё [складывается так,] как оно и должно быть».

Затевалась встреча как раз для того, чтобы услышать предложения от тех, кто не входил в инициативную группу. «Эти предложения прозвучали, они были ценные, мы их внесём [в письмо], и дальше письмо отправим». Больше по поводу содержания письма встреч организовываться не будет, а вот касательно создания ассоциации или общественного совета, по словам Терещенко, это возможно, хотя сейчас все ждут разрешения ситуации в Союзе кинематографистов, без чего оказывается «невозможно ничего решить».


Возможно, одна из главных проблем заключается даже не в самой поддержке анимации, а больше в том, что аниматоры рассматривают свою отрасль — и, по большому счёту, небезосновательно, — как зависящую от государства. В то время как государственная власть имеет на этот счёт явно совсем другие воззрения: все последние годы чиновничья среда транслирует идею о том, что государство (то бишь, чиновничий аппарат) никому ничего не должно, наоборот, все должны только ему.

Стоит отметить, кстати, что на Круглом столе не было «трёхмерщиков», кроме студии «Пилот». Представители студии «Анимаккорд» в разговоре с корреспондентом «Мира 3D» отметили, что их не слишком интересует сама тематика Круглого стола (а именно, попытка добиться господдержки) и достаточно скептично оценили перспективы подобных предприятий.

В свою очередь, Андрей Гончаров, продюсер «Приключений Алёнушки и Ерёмы» отметил: «Затея само по себе хорошая. Но способы реализации - это вопрос. Одними просьбами от государства ничего не добьешься. А аргументы вполне могут быть не услышаны во всеобщем гаме... Нужно определиться - с чем ходить, к кому ходить, и кому ходить».

Похоже, пока определённости в этом вопросе у традиционных аниматоров как раз и нет.
анимация
Разделы:
Рубрики:
Популярное: