Студия "АНИМАККОРД" и Motion Capture


Мир 3D. — Первый вопрос — дежурный: как давно существует студия, и сколько вы занимаетесь motion capture?

Дмитрий Ловейко, генеральный директор.Студия существует с февраля-марта 2008 года, год существования мы отметили. Студия московская, изначально инициаторами создания студии были два человека — Андрей Добрунов и Олег Кузовков. У них были проекты, связанные с производством анимации, и студия является плодом соглашения трёх сторон: двоих инициаторов и авторов идеи и инвестора, который согласился вложить деньги в студию, рассматривая её как достаточно долговременный проект.

Мир 3D. — Переходя к разговору о проекте «Маша и Медведь» — действительно ли это частично проект Asymmetric VFX?

Дмитрий Ловейко. — Ну, вы понимаете, как студия создаётся: одно дело кадры — и мы начали подбирать производственную команду прошлой весной, а другое дело — это производственные мощности.

Надо было приобрести достаточно специфическое оборудование, построить производственный цикл, чем мы и занимались всё лето. При этом с нас никто не снимал задачу по формированию проекта.

Поэтому мы решили, что на первом этапе мы имеем полное право привлекать для рендеринга и частично анимации организации, которые находятся тут же, в Москве. Таких немного, и мы в первую очередь благодарны студиям A-VFX и «Аэроплан», которые согласились с нами сотрудничать.

Сотрудничество получилось достаточно удачным, и с «Аэропланом» мы продолжаем работать. Просто надо понимать, что изготовление мультфильма такого уровня качества, как «Маша и Медведь», предполагает как очень серьёзную художественную проработку, в частности, разработку концепции и персонажей, так и солидную техническую часть, — в отличие от двухмерной анимации. Мы изначально ставили для себя очень высокую планку качества картинки: за образцы брались такие мультфильмы, как «Корпорация Монстров», «Сезон Охоты» или «Ледниковый период», при этом сразу с нуля завести единовременно всё оборудование невозможно — это ведь не просто компьютеры...

Дмитрий Ивойлов, технический директор. — Необходимо было разработать технический проект студии, выбрать системного интегратора, спланировать закупку оборудования, программного обеспечения...

Дмитрий Ловейко. — Всё это поставлялось в собранном виде, при этом один вопрос о подведении дополнительных 100 киловатт питания к нашей серверной [чего стоил]... А художественная часть уже была разработана, поэтому мы привлекли A-VFX и «Аэроплан». Но в настоящее время мы понимаем, что за продукт мы начали выпускать, видим некоторый результат, видим, как реагирует рынок, вот, в Суздале получили приз за мультипликацию; получили известность в узких кругах, связанных с продвижением брендов, которые формируются с помощью анимации . Нас даже приглашали на Лицензионный форум. Сейчас мы ведём переговоры с игрушечниками, с производителями DVD, с производителями компьютерных игр, с теми, кто занимается контентом (рингтонами, например), с полиграфистами. Проектов, на самом деле, мало, и ещё меньше — долгоиграющих. Полнометражных проектов в России было заявлено на начало года восемь, один из них вышел — это «Алёнушка и Ерёма», и остались в живых только «Белка и Стрелка». Я имею в виду 3D-мультфильмы. Из сериалов остались только «Смешарики» и «Лунтик». И получается, рынок требует, а предложения нет — анимация в очень сложном положении. Уже в 2008 году не было никаких субсидий на анимацию со стороны государства. Раньше оно частично финансировало производство — на том же «Пилоте», у Татарского, на студиях «Союзмультфильм», «Центрнаучфильм» — наши мэтры получали госдотации из расчёта 8 тысяч долларов за минуту, этого хватало... наверное...

А в 2008 году в связи с выборами Президента и пертурбациями в правительстве, когда переформатировались министерства, и агентства переходили из одного подчинения в другое, и всем было сказано, что пока всё не устаканится, никаких дотаций. Потому что непонятно, кто будет дотировать и кто будет за это отвечать. Мы два раза подавали на дотационную поддержку, и оба раза, к сожалению, получали отказ. Отказывали всем.

А в 2009 году — Кризис. И опять беда: если брать выступления того же Ю. Норштейна в Суздале, анимации в России нет. А она ведь только-только приподнялась, только-только появились сколько-нибудь значимые результаты — и речь идёт не только об авторской анимации. Анимация — это, грубо говоря, лицо страны. Во всём мире, как ни парадоксально, страны воспринимаются через анимацию: Америка — это Дядюшка Скрудж, Дональд Дак, Микки-Маус, французы — это «Астерикс и Обеликс». Это очень значимые бренды для страны. И у нас тоже — «Сказка странствий», «Ёжик в тумане», «Варежки» — замечательные мультики, анимационные бренды, по которым масса людей воспринимает Россию. Так вот, как только эта авторская анимация чуть-чуть поднялась, всё снова рухнуло. Осталась только коммерческая анимация, и то мы в достаточно сложных условиях работаем.

Мир 3D. — На последнем CG Event выступали представители студии «Парадиз», которые делали «Алёнушку и Ерёму», и у них был большой доклад на тему отладки пайплайна... Выступление получилось торжественным, поскольку они единственные на тот момент, кто смог довести проект до конца.

Дмитрий Ловейко. — Да. Надо отдать им должное, они действительно смогли. Мы знакомы, они знают про наш проект, мы знаем про их — у них ещё есть замечательные работы. Они действительно полностью наладили свою производственную линейку. Ну, что сказать, молодцы! Я не думаю, что их устроили результаты, дай бог, чтобы они вышли «в ноль». Это отдельные вещи с точки зрения экономической составляющей — полный метр и сериалы. С полнометражными фильмами приходится много вкладываться в рекламу до премьеры и в ударные три-четыре прокатные недели; результаты предугадать очень сложно, все бьются за прокат в новый год... Там есть свои особенности, мы туда не лезем, хотя, кроме «Маши и Медведя» у нас есть ещё один проект — полнометражный мультфильм, но до его выхода ещё около трёх лет, мы только начали подготовку к нему. Как изменится ситуация на рынке, пока сложно сказать. Самая главная проблема — это отсутствие необходимого количества кинозалов для полнометражных мультфильмов. У нас на душу населения намного меньше кинозалов, чем в развитых странах. В этом плане достаточно добиться, чтобы вся страна три недели смотрела фильм. «Первый канал» это делать научился, а вот у аниматоров дела похуже. С другой стороны, вот сейчас пошли «Монстры против Пришельцев», и — шесть миллионов долларов сборов за первую неделю, а это очень хорошо. Ни один отечественный полнометражный анимационный фильм столько не собирал, сравним только «Илья Муромец», который собрал около девяти миллионов, — но отнюдь не за одну неделю. Анимация — не менее, а в случае с трёхмером — даже более дорогостоящая вещь, чем традиционное кино, в основной своей массе. Я не имею в виду большие блокбастеры. Мы очень хорошо относимся к ребятам из «Парадиза», они всё делают правильно, так же как и «Смешарики», которые просто создали прецедент существования российской анимации в экономических условиях российского же рынка. По этому же пути идёт «Лунтик», и результаты очень хорошие. У нас немножко другойслучай изначально: мы предполагали, что нельзя ограничиться вторыми «Смешариками» и третьими «Лунтиками».

Елена Раевская, руководитель отдела моделирования движений (Мotion Capture). — Мы авторскую составляющую ставим на более приоритетное место...

Дмитрий Ловейко. — Сейчас парадоксальным образом сложилась ситуация, когда при закрытии большинства анимационных проектов в связи с кризисом, появилась возможность привлекать, ну, наверное, лучших аниматоров — из числа тех, кто остаётся незанятыми. Если раньше были проблемы и с аниматорами, и технической частью, то сейчас нам звонит уже достаточно большое количество людей, проект уже получил известность... Он попал в Сеть, и, по моим прикидкам, уже около ста тысяч человек ознакомились с двумя первыми сериями.



Мы не препятствуем этому: во-первых, мы понимаем, что по сути ничего сделать и нельзя. Масса сайтов, представляющих кинопродукцию, работают очень просто: записывают картинку с телеэкрана, и выкладывают у себя для бесплатного просмотра. Зарабатывают деньги они на другом.

И претензии к ним предъявить особо нельзя, да и не очень хочется. На самом деле в Сети со всем этим можно ознакомиться, однако конечного качества, такого как у нас, в Сети нету. Поэтому мы надеемся, что это совсем не помешает нашим коммерческим проектам: выпуску DVD, выпуску игр, графической продукции, даже наоборот — подогреет интерес.

По моим оценкам, совокупное количество скачиваний первых двух серий с тех пятнадцати сайтов, которые «знакомят наше население с новинками», составляет около ста тысяч. Это замечательно, все любят, все ждут, спрашивают, когда выйдут третья и четвёртая серии...

Мир 3D. — А, кстати, когда это случится?

Дмитрий Ловейко. — К майским праздникам мы планируем выпустить третью серию. К началу лета, если получится, четвёртую и пятую.

Мир 3D. — Наращиваете темпы?

Дмитрий Ловейко. — Один вопрос — сделать авторскую анимационную ленту, другое — построить пайплайн с определённой производительностью. Сейчас сформированны четыре режиссёрские группы, каждая из которых ведёт фильм. С одной стороны, это привносит элемент сериальности, а с другой — поскольку каждый из режиссёров является самостоятельным автором, то получается достаточно большая доля индивидуальности для каждой серии, что тоже должно работать на привлекательность: серии не должны замыливать глаз. Ну, а что касается mocap, то могу сказать, что наш продюсер Андрей Добрунов выезжал в 2008 году с делегацией в Индию, в Болливуд. Его пригласили как сопродюсера мультфильма «Князь Владимир», и там он встретился с Сергеем Лукьяненко. Тот сказал, что хотел бы видеть одно из своих произведений именно в анимационном формате. Нас эта идея тоже заинтересовала, особенно когда мы ознакомились с произведением — это такая неплохая подростковая сказка из раннего Лукьяненко.

«Обычными» методами её не сделаешь, на блокбастер она не тянет, а вот анимация как раз подходит. Прикинув и увидя энтузиазм Лукьяненко, когда он ознакомился с нашими проектами, и понимая, что такой тандем может дать хороший результат с точки зрения качества, мы решили войти в проект «Мальчик и Тьма».

Мальчик и тьма - концепт-арт

А поскольку там основные персонажи антропоморфны, то лучшей технологии, чем mocap, для этого ещё не придумали. Мало того, посмотрев на рынок, мы поняли, что, хотя в России mocap есть, о нём знают и им пользуются, нет ещё тех образцов, о которых можно было бы говорить, что это вот действительно конечное качество.

Да, mocap используют в компьютерных играх, используют для VFX, для пост-продакшна, но на самом деле его возможности куда шире. И в этом смысле, японцы, европейцы и американцы уже давно показывают нам, как это можно использовать. С одной стороны, это решает проблему с антропоморфными персонажами, с другой — достаточно значительно уменьшает временные затраты на производство. Но это совсем другая анимация.

Мир 3D. — Вообще, если сравнивать временные затраты на производство с использованием mocap и без?..

Елена Раевская. — Ну, это совсем уж «средняя температура по больнице».

Дмитрий Ловейко. — Да, и разное качество. Вы mocap'ом не сделаете то, что может сделать вручную аниматор, и наоборот, ручной аниматор не сделает того, что можно сделать с помощью mocap'а. У них совсем разный анимационный язык.

Дмитрий Ивойлов. — Ну, а временной интервал — вплоть до возможности работать в режиме реального времени.

Елена Раевская. — Да, в принципе, мы иногда даже не чистим полученный материал, он получается вполне качественным по движению в реальном времени.

А так как это получается некоторое логическое совмещение компьютерной графики и реальных съёмок — в конце концов, на площадке живой актёр, то как и в обычном кино будут дубли, у актёра может что-то не получаться, режиссёр будет ставить ему какие-то конкретные задачи. На это и уходит время при работе с mocap'ом — поэтому я и говорю, что среднее время выработки с motion capture — это средняя температура по больнице. Если, допустим, актёр должен просто пройтись, или для компьютерной игры «отмокапить» пробежку, то время уйдёт ровно столько, сколько будет длиться эта пробежка. А вот если надо сыграть характер, или там сложный акробатический трюк, или будет сцена с тремя героями, то тут уже уйдёт время на режиссёрскую работу.

Дмитрий Ивойлов. — На выходе может быть как облако точек, так и скелет или модель...

Елена Раевская. — Во всех трёх вариантах это реальное время...

Дмитрий Ивойлов. — То, с чем мы работали с 1997 года, например, — одна из первых в стране инсталляций mocap под управлением рабочих станций SGI (Silicon Graphics), вот там приходилось заниматься чисткой данных очень подолгу. Но всё равно получалось быстрее, чем делать ту же анимацию руками. А на нашей системе это практически уже чистые данные. По поводу 1997 года — наша студия существует только год, но люди, которые в ней работают, занимаются графикой уже более 15 лет, и среди них есть те, кто работал еще на первой в стране системе mocap.

Мир 3D. — Елена, вы упомянули на выставке, что существовала некая более старая технология motion capture...

Елена Раевская. — Это как раз то, о чём сейчас и рассказывали...

Дмитрий Ловейко. — ...Магнитно-резонансные датчики.

Дмитрий Ивойлов. — Эти датчики использовались при записи ТВ-программ, в виртуальной студии, где актёр в этих самых магнитных датчиках, к примеру, танцевал и в режиме реального времени данные анимации движений передавались на 3D модель и в виртуальные 3D-декорации.

Елена Раевская. — Но тут, автоматически возникает сразу несколько проблем: если это проводная система, то актёр ограничен в физических движениях — вокруг себя не покрутишься. Во-вторых, возникает проблема с «эффектом гироскопа», когда человек прыгает, нет вот этой вот естественной резкости приземления... Персонаж, либо проваливается, либо иногда получается, что объект — как будто на Луне находится: притяжения не хватает. У той магнитной технологии возможности более ограниченные...

Дмитрий Ловейко. — ... Ну, ещё, магнитные наводки, электрические наводки...

Елена Раевская. — У нас стоит современная оптическая система, которая лишена всех этих недостатков.

Дмитрий Ловейко. — Где-то весной мы приняли решение посмотреть на mocapы, ребята съездили в Оксфорд, непосредственно к производителю - VICON...

Дмитрий Ивойлов. — ...в логово...

Дмитрий Ловейко. — Посмотрели, как это всё работает. Художественный руководитель — Олег Кузовков — съездил в Лос-Анжелес — на «их» мощности, мы поняли, что можно делать mocap'ом и куда развиваться, как правильно всё сформировать, на каких программных продуктах работать, куда двигаться. Понятно, что когда работаешь непосредственно с производителем, а не с дилерами, вырисовывается несколько другая картина.

После этого было принято решение о создании своей студии. Конечно, мы были ограничены в помещении, в количестве камер и так далее, но уже примерно представляли себе задачи, которые ставятся перед mocap'ом. По большому счёту, дело всё-таки не в количестве, существуют системы, включающие до сотни камер, просто надо реально исходить из тех задач, которые будешь здесь осваивать.

Поэтому нам кажется, что наиболее эффективно всё-таки выжимать высокую производительность из того оборудования, которое стоит у нас — 12 камер. Понятно, что железо в общем-то необходимое условие для высокого качества, но его одного недостаточно.

Мальчик и Тьма - концепт-артНужны люди, а людей надо обучать, мы уже проводили семинары на нашей базе... Сейчас мы осваиваем mocap под проект Лукьяненко. Параллельно экспериментируем с «Машей и Медеведем», но не с целью повысить производительность, принося в жертву авторскую составляющую.

Так или иначе мы должны выйти на производство одной серии в месяц, это у нас прописано в производственных планах на три года вперёд. Но, для того, чтобы создать не просто сериал, а для того, чтобы создать некий мир «Маши и Медведя». Примерно понимая дальнейшее развитие коммуникационных технологий, интернета в частности, контента для всяких электронных носителей, мы обнаружили, что в принципе технологии mocap'а могут очень сильно нам помочь именно в создании такого «мира».

Ну, грубо говоря, если мы задумаем телевизионную передачу с использованием наших персонажей, то это будут не куклы, естественно, а постараемся оживить наших персонажей так, чтобы они были ведущими передачи наравне с реальными людьми. По-моему такого ещё никто не делал на российском телевидении. Это тоже для нас очень интересная задача, как по своему решению, так и по результату. Но для того, чтобы выходить на телевидение, и предлагать, давайте сделаем что-нибудь вот так, мы сначала добьёмся результата, чтобы было что показывать.

Мир 3D. — Ещё вопрос по поводу анимации мимики — как выглядит процесс снятия мимики с помощью mocap'а?

Елена Раевская. — Используются немного другие датчики, более маленькие по размеру, они обычно имеют 1-2 мм в диаметре. Их наклеивают на наиболее подвижные точки лица с помощью специального гримёрного клея; дальше всё происходит, как в корпусном mocap'е — камеры считывают движение датчиков на лице и передаётся на рабочую станцию.

Дмитрий Ловейко. — То же самое с пальцами...

Елена Раевская. — Да с чем угодно, хоть с мячиком (смеётся), со всем, что движется. Если задача мимики достаточно простая, то она решается с помощью электромагнитных систем. Для телевизионной программы это было бы лучшим вариантом. Вообще говоря, чем меньше маркеров, тем меньше поток данных и тем меньше система путается.

Мир 3D. — Т.е. если вы выходите на телевидение, то там для лиц будет использоваться МР-датчики?

Елена Раевская. — Ну, опять-таки всё зависит от персонажа. Медведь — не человек, мимика лица будет, скажем так, менее богата (со смехом), чем у человека, и там действительно можно выразить всю бурю эмоций персонажа тем, как он открывает и закрывает рот, как он улыбается. Набор вариантов значительно меньший, чем у человека, и оптимальнее будет использовать именно «магнитный» вариант, которая именно в этом конкретном случае даст возможность делать меньше дублей и меньше чистить материал.

Мир3D. — У вас стоят камеры VICON — вы как-то с ними сотрудничаете? И сколько сейчас вообще производителей камер подобного рода?

Дмитрий Ивойлов. — Мы являемся бета-тестерами программного обеспечения компании VICON, на нашей базе — проводятся ещё и обучение motion capture. Что же касается количества производителей, то сейчас VICON фактически монополист. Есть ещё и Motion Analysis...

Елена Раевская. — VICON отличается ещё тем, что они полностью замкнули цикл разработки только на свою компанию. Они не пользуются аутсорсингом вообще, код и железо делаются в рамках одной компании. Motion Analysis активно применяют аутсорсинг, а в связи с этим иногда возникает множество проблем: в частности, увеличиваются риски. Система VICON в итоге оказывается более распространена. Конкуренции с точки зрения технологии нет: вот, например, если взглянуть на видеокамеры, они все примерно одинаковые функции выполняют. В случае с motion capture технологически системы сильно отличаются. Вообще, насколько я помню, сейчас существует всего три или четыре системы подобного рода, VICON — самые распространённые.

Дмитрий Ивойлов. — Сделать такую камеру — это с сегодняшними технологиями не проблема;. Все дело в программном обеспечении...

Дмитрий Ловейко. — Там очень сложный математический аппарат; не софт , а именно математический аппарат распознавания движений. В России такой математики, похоже, уже и нету, а чтобы написать программу, нужен аппарат распознавания. В этом смысле просто так повторить чужую разработку очень сложно, слишком специфическая область. Тем не менее мы с самого начала понимали, что возможности mocap'а гораздо шире по технологии, нежели то, что используется просто для анимации, телевидения, кино. Это всё прикладные вещи. Есть ещё направления — спорт, медицина, где требуются повторения движений — именно человеческих, анализ движения, и т.д. Но мы настолько отстали здесь, что даже если где-то такие технологии применяются, то мешает разобщённость в этих областях. Да, мы можем пойти в какое-нибудь исследовательское медицинское учреждение и сказать: ребята, вот вы тут изучаете биомеханику, повреждения такней, оптимизацию протезирования, давайте подумаем, как тут можно применить mocap... Всё это, по идее, должно стимулировать государство, а оно, при всём уважении, не умеет пока вкладываться в это...

Елена Раевская. — У нас есть один-два института в России, которые пытаются использовать Mocap. У нас есть технология, а у них должна быть научная база использования motion capture в медицине, но и то, она у них достаточно слабо развита. Кстати, у них стоит система Motion Analysis.

Дмитрий Ловейко. — Ну, мы разговариваем с представителями образования, которые в общем-то заинтересовались этой системой, поскольку она может использоваться в создании образовательных программ в физических вузах — где требуются возможность изменения интерактивного изменения картинки, должны присутствовать антропоморфные персонажи. У них было очень много идей, как использовать mocap, но всё упирается в отсутствие финансирования, грантов, лабораторий. Так что нам говорят, что будут думать.

Пока же остаются прикладные вещи — компьютерные игры, телевидение и анимация. Но мы открыты к разговору с любыми представителями любых направлений человеческой деятельности, которые увидят в mocap'е что-то интересное и готовы участвовать в тестировании и в разработке.

Анимаккорд
Разделы:
Рубрики:
Популярное: