Жюри "Полигона": Андрей Асадов


Андрей Асадов – человек с архитектурной историей, не раз побывавший по обе стороны конкурсных мероприятий: и как арбитр, и как победитель множества соревнований. Всегда приятно поговорить с человеком, с горящими глазами рассказывающим о своей профессии. А если в профессии он еще и признанный авторитет, это к тому же очень познавательно.

 Андрей Асадов

Архитектурный клан/архитектурная династия

Этот вопрос вам, наверное, задавали бесчисленное количество раз, но всё же: что привело вас на архитектурное поприще? Был ли это осознанный выбор или стечение обстоятельств?

В нашей семье выбирать профессию архитектора стало уже традицией, у нас сложилась семейная архитектурная атмосфера, особая профессиональная аура. Мои родители – архитекторы, младший брат пошел по их стопам, моя супруга, как это ни удивительно, тоже архитектор. И дети сейчас делают первые шаги в архитектуре.

То есть можно сказать, что родители повлияли на выбор профессии?

Безусловно, родители оказали влияние на мой выбор. Ведь я рос в этой атмосфере и видел профессию, так сказать, изнутри. Однако родители не давили или, наоборот, не отговаривали меня продолжить архитектурную династию, а заняли нейтральную позицию. В какой-то момент я всерьез задумался о профессиональном самоопределении, подошел к вопросу ответственно, прошел тестирование. Его результаты показали три наиболее подходящих мне варианта, среди которых и профессия архитектора. Также мне посоветовали освоить специальность выпускающего редактора. Собственно, в основном этим мне сейчас и приходится заниматься: контролировать выпуск архитектурного продукта в роли руководителя мастерской. Третьей «моей» профессией был продавец непродовольственных товаров. Думаю, что в принципе и эта деятельность близка к моему сегодняшнему функционалу. Получается, в своей сегодняшней работе я совмещаю все три роли.

Я б в философы пошел, пусть меня научат

А чем вы хотели бы заняться в жизни, если не архитектурой?

В какой-то момент я всерьез увлекся философией, культурной тематикой – думал, что большую пользу миру принесу в качестве философа. Однако понял, что архитектура находится на стыке и с этой сферой, но дает гораздо больший «полигон» для самовыражения. Недаром архитектурный институт заканчивали люди, которые становились не только архитекторами, но также известными художниками, писателями, дизайнерами. Я считаю, что это самое универсальное творческое образование. В любом случае не жалею, что выбрал этот путь, так как архитектура дает широкие творческие возможности. И при этом является не чистым искусством, а находится на стыке искусства и науки, и это сочетание мне очень нравится. От чистого искусства архитектуру также отличает ключевая организационная составляющая. Архитектура, кроме креативности, требует большой внутренней организации.

При том, что вокруг вас всегда было много архитекторов, был ли кто-то для вас учителем, человеком, во многом определившим ваш путь и стиль?

Конечно, это мой отец Александр Асадов, объективно неординарная творческая личность. С детства мне «изнутри» это было видно очень хорошо. Я вижу, как ему удается просто фонтанировать творческими идеями, постоянно совершать открытия. Он может решить любую задачу, архитектурную или бытовую, нетривиально и оригинально. А это и есть самая актуальная и интересная составляющая нашей профессии – поиск нестандартных решений. Помимо чисто профессиональной, ремесленной функции, архитектор – это еще и изобретатель.

Фонтан креатива

А вы как-то подпитываете свои творческие способности? Делаете какие-то упражнения по развитию креативности? Или же идеи рождаются сами по себе?

В основном все идеи в нашей мастерской возникают во время общественных мозговых штурмов. Это нравится моим коллегам-архитекторам – они чувствуют себя не просто исполнителями, а являются соучастниками, сотворцами проектов. Поскольку основной состав подразделения, которое я возглавляю, молодой, в креативе недостатка нет. Мы стараемся ко всему подходить творчески. И помимо рабочего процесса устраиваем внутрикорпоративные творческие мероприятия. Не так давно мы также основали вместе с Союзом Архитекторов фестиваль «Города», который завоевал популярность, шагая по стране, а в этом году и вышагнул за ее пределы, в Грецию. В связи с активной молодежной деятельностью меня пригласили возглавить молодежное объединение при Союзе Архитекторов. Теперь вместе с активгруппой я курирую различные акции, фестивали, семинары для молодых специалистов.

Что, на ваш взгляд, произошло действительно важного в архитектурной отрасли за последнее время?

Мне кажется, настоящим прорывом стало появление программ второго поколения. Я говорю о технологиях параметрического проектирования, параметрической архитектуре. Они являются не просто инструментами для черчения, моделирования, но и оказывают неоценимую помощь в самом процессе разработки. При использовании этих программ архитектор не формирует модель в программе, а задает алгоритм и параметры, по которым программа сама простраивает архитектурную форму. В таком случае программа частично становится творцом наравне с архитектором, это можно назвать совместным творчеством.

А такие программы не упрощают задачу, не мешают развитию архитектора?

Совсем наоборот. Все равно решающее слово остается за архитектором. Его профессиональное чутье, чувство формы, пропорций, опыт определяют всё. А такие программы дают больше свободы в конструировании, формообразовании и даже в реализации. Создание криволинейных, бионических форм теперь не составляет большого труда – это уже компьютерные расчеты. Создается полностью компьютеризированная цепочка, полное компьютерное звено – от разработки до воплощения проекта. После разработки модель отдается конструкторам на расчет в этой же компьютерной оболочке. Также существует возможность передать данные на завод для производства различных элементов на основе трехмерного моделирования. И заданная архитекторами форма тут же вырезается лазерными станками. Таким образом, форма приобретает неограниченные возможности. Благодаря программам второго поколения появляются инновационные пионерные проекты. Мы немного отстаем в этом отношении. Но архитекторы уже интересуются параметрическим моделированием, отрабатываются навыки, появляются специалисты. В России эти технологии уже воплощены в малых формах – элементах благоустройства: беседках, павильонах.

 Андрей Асадов

Ах уж эта молодежь!

Теперь вы тесно сотрудничаете с молодыми архитекторами, можете ли сравнить новое поколение с более старшим?

С точки зрения компьютерной оснащенности молодое поколение, безусловно, более продвинуто. Современная молодежь свободней обращается с компьютерным программным инструментарием для разработки проектов. И если буквально лет десять назад молодые архитекторы делали первые несмелые шаги в компьютерном проектировании, сейчас стало само собой разумеющимся, что любой молодой архитектор должен владеть набором наиболее распространенных программ.

В чем же тогда слабость современных молодых специалистов?

Казалось бы, в противовес компьютерной продвинутости должны падать творческие возможности, способности к рисованию. Однако российская школа до сих пор хорошо поддерживает ручную графику. На самом деле у современных молодых специалистов лишь расширяются возможности использования материалов, растет архитектурное сознание, появляется понимание, что все зависит только от внутренних мыслительных способностей, от широты полета мысли архитектора, так как возможности материалов сегодня практически неограниченны. Получается, что у современных специалистов слабостей нет, зато возможностей гораздо больше.

Осталось на тот же уровень поднять желания заказчика, поскольку он редко когда доверяет молодым специалистам. Как люди здравомыслящие, клиенты выбирают проверенные временем, а не инновационные проекты. В Европе же, напротив, делают ставку на свежесть идей и помогают молодым архитекторам сделать первые шаги. Закрывая глаза на возможные ошибки, предоставляют возможность отточить мастерство на небольших павильонах. Поэтому Европа выигрывает в инновационности и растит новое поколение отличных специалистов.

Получается, что у нас в стране молодые специалисты могут проявить себя только на конкурсах?

Да, и то, к сожалению, в российских условиях конкурсы часто заканчиваются не так, как хотелось бы. В России есть достойные победители, много талантливой молодежи. А вот с реализацией победивших конкурсных проектов проблема: или воплощение проекта затухает, или же он преображается до неузнаваемости. В Прибалтике, Казахстане проводятся конкурсы для молодых специалистов с привлечением лучших, интереснейших европейских архитекторов и реализацией проектов победителей. Мы участвовали в нескольких конкурсах, проводимых в странах СНГ, и видели, что работа с победителями идет. В Европе же профессиональные конкурсы – это абсолютно реальный способ засветиться, показать себя как профессионала. Существуют специальные европейские конкурсы, направленные на продвижение молодых специалистов. С победителем заключается контракт, а проект обязательно реализуют. Изначально новаторский проект плюс энтузиазм и усилия молодых специалистов в сочетании с предоставленными возможностями и кредитом доверия дают отличный результат. У нас в стране не создано никакой инфраструктуры для поддержки самостоятельного развития начинающих специалистов. Взрослый цех, мэтры профессии конкуренции не поощряют, стараются держать молодых специалистов подальше от серьезных крупных проектов – на загородных частных заказах. Поэтому российским начинающим архитекторам сложнее. Мы как молодежное объединение стремимся всеми силами изменить ситуацию. К счастью, российские специалисты могут участвовать во многих международных конкурсах.

Каждый архитектор желает знать

Как вам кажется, могут ли в международных конкурсах российские молодые специалисты конкурировать со своими западными коллегами?

Благодаря Интернету, обмену опытом, возможности свободно передвигаться по миру и знакомиться с инновационными проектами, начинающие российские специалисты имеют возможность профессионально развиваться. По менталитету, уровню работ и творческим способностям не отстают от западных. Однако им не хватает практики и доверия заказчиков.

А как сейчас обстоит дело с образованием в области архитектуры и дизайна в нашей стране?

Многие архитекторы стремятся получить образование за рубежом, российское еще не дотягивает до современного уровня. Даже наш главный имиджевый вуз МАрхИ по ряду позиций проигрывает иногородним институтам. Поскольку он более консервативный, а в отрасли каждый день происходит что-то новое. В крупных российских городах есть ряд школ с более инновационным подходом к обучению студентов. И многие практикующие архитектурные мастерские предпочитают брать именно иногородних, провинциальных, более свежих специалистов. Есть, конечно, и в МАрхИ несколько хороших общеизвестных групп, выпускники которых ценятся и заметны.

В каких конкурсах вы посоветовали бы участвовать молодым специалистам?

Конкурсов сейчас очень много, они проводятся постоянно и нацелены на решение самых разных задач. Мне кажется, это здорово, поскольку каждый может найти конкурс, который будет интересен лично ему и в котором он сможет себя проявить наилучшим образом. Есть также ряд регулярных конкурсов, ставших знаковыми для отрасли.

Например, европейский архитектурный конкурс «Европан» (Europan), цель которого – поиск новых подходов к планированию и застройке территорий в градостроительстве. Конкурс помогает нетрадиционными способами решать проблемы градостроительства как быстро растущих городов, так и тех, которые уменьшаются. Европейские города предлагают свои задачи, требующие проектных решений. Молодые архитекторы могут принимать участие в конкурсе «Европан», выбирая для создания проекта любую из выставленных на конкурсе площадок. Проекты-победители воплощаются в жизнь путем сотрудничества победившей команды, представителей властей и заказчика. Таким образом «Европан» уже не один год выявляет молодых и талантливых архитекторов Европы, дает возможность молодым архитекторам создавать необычные проекты и реализовывать себя в других странах. Благодаря этой инициативе многие молодые архитекторы получают шанс открыть свое бюро. Это очень хороший способ продвижения архитекторов – дать им возможность, открыть путь в большую архитектуру.

Растет ли число конкурсов в последние годы?

В последнее время, может быть, из-за кризиса, из-за отсутствия настоящих реальных заказов, появилось больше конкурсов и больше активных участников. Я считаю, это идет всем только в плюс. Сейчас организуется огромное количество конкурсов, в основе которых лежат как реальные объекты и задачи, так и интеллектуальные идеи, это так называемые «бумажные» конкурсы. Мне нравится, что и производители строительных материалов все чаще устраивают свои соревнования. Например, самый, наверное, известный индустриальный конкурс, организованный японской стекольной компанией Central Glass, проводится вот уже около 40 лет, и на нем воспиталось целое поколение мастеров «бумажной архитектуры».

Силами молодежного объединения мы создали специальный портал  Archnest.com – онлайн-сообщество архитекторов, где каждый желающий может загрузить свое портфолио, свои самые интересные работы, лучшие из которых регулярно появляются на главной странице. Также мы предусмотрели раздел, посвященный конкурсам, интересным работам российских мастеров, анонсам, информации о событиях. В общем, это своеобразная информационная среда. Мы приглашаем всех молодых архитекторов следить за новостями отрасли – и в том числе за конкурсами.

 Андрей Асадов

Архитектура на полигоне

В чем, как вы считаете, ценность «Полигона для творчества» для молодых архитекторов?

Мне кажется, ценность и смысл «Полигона для творчества» заключаются в том, что чисто утилитарную 3D-графику он предлагает поднять на новый художественный уровень. В последнее время особенно важную роль в проектах, тем более тендерных, играет презентация, в которой 3D-графика становится все более незаменимой. судьба архитектурного проекта во многом зависит от первого впечатления, от искусства «показывать товар лицом». Можно подготовить высокопрофессиональные чертежи проекта, однако заказчик не всегда обучен чтению чертежей. По этой причине хороший эскиз может оказаться гораздо действеннее. И здесь все средства хороши: наброски, макеты и, конечно, трехмерная графика. Средства визуализации будущих архитектурных сооружений оттого и развиваются столь бурно, что «рассказывают» заказчику о проекте на знакомом ему языке.

Использование 3D-технологий в настоящее время становится просто обязательным для ведения конкурентоспособного бизнеса. Сейчас существует множество примеров красивой презентации проектов и огромная палитра инструментов для ее воплощения. Наибольшая доля успеха архитектурной идеи – это, безусловно, подача. Правильная подача должна выявлять преимущества проекта, раскрывать его глубинную суть, передавать настроение, образ проекта.

Задача номинации «Архитектура и дизайн» конкурса «Полигон для творчества» – как раз выявить удачные подачи, понять особенности и приемы, использованные в успешных работах, и сделать нужные выводы.

От реализма к ощущениям

Каково ваше общее впечатление от работ конкурса «Полигон для творчества»?

Безусловно, участники в целом хорошо владеют программными инструментами. Уровень работ я бы оценил как довольно высокий. Однако в основном на «Полигоне» выложены прикладные работы, качественно отрисованные интерьеры и экстерьеры. Работ с настроением, собственным стилем очень мало. Мне бы хотелось, чтобы акцент больше делался на художественную подачу, ауру, передачу автором ощущения от своего проекта.

То есть вы хотели бы видеть настоящие художественные произведения?

Да, именно. Компьютерная графика сейчас все заметнее обретает статус художественного произведения. В последние годы наблюдается общемировая тенденция: чисто натуралистическая подача приобретает художественный оттенок. Теперь проекты имеют свое настроение, собственные эмоции. В принципе, настоящая архитектурная графика, которая прославила русских архитекторов, совсем не реалистична, она скорее условна. Это легкие сдержанные черно-белые изображения на белом фоне, которые, к сожалению, не всегда адекватно воспринимаются заказчиком.

Многие подумали, что раз конкурс проходит при поддержке компании-разработчика ПО, нужно показать максимальное владение программой. Хотя, конечно же, профессионально делать качественный рендер – это уже дорогого стоит.

Нравится ли вам процесс судейства? Какие сложности возникают в процессе оценки работ?

Поскольку у меня есть опыт судейства внутри наших фестивалей «Города» и уже наработан навык оценки, мне не представляется сложным оценивать работы. Могу сказать, что я довольно строгий судья. Единственный вопрос, который встает передо мной в процессе судейства конкурсантов «Полигона для творчества»: по какому критерию судить работы участников – по профессионализму выполнения работы или же по ее идее и настроению. Я стараюсь учитывать оба параметра и выше оценивать работу, в которой удачно объединены реалистичность и настроение.

А как вы понимаете, что это именно работа с настроением?

Если при первом взгляде на работу у меня возникает такое особенное чувство, что-то цепляет, то это «оно». Я потом могу это чувство объяснить, разложить по полочкам, но сначала это просто ощущение.

Вам когда-нибудь случалось брать на работу молодых специалистов, на чьем счету нет ни одного воплощенного проекта? Например, по итогам профессиональных конкурсов?

У нас в мастерской так и получилось. Когда возникла потребность в «свежей крови», мы набирали команду из выпускников архитектурных вузов. Оценивали по учебным работам, смотрели на архитектурный вкус, профессионализм выполнения, не в последнюю очередь на архитектурную выразительность, то, как человек чувствует архитектуру. На основе этого базиса уже во время работы сформировалось культурное поле. Сейчас эти люди составляют творческий костяк мастерской.

Победитель в номинации «Архитектура и дизайн» получит сертификат на стажировку в вашей мастерской. Есть ли среди участников те, кого бы вы хотели видеть в качестве своих «учеников»?

Для меня определение конкурсанта, который пройдет стажировку в мастерской, – это довольно серьезный выбор. Тут уже я как будущий руководитель буду предъявлять жесткие требования. По одной картинке очень сложно судить о профессионализме. Еще одно затруднение заключается в том, что наша мастерская занимается объемным проектированием, специализируется на городской архитектуре. Мы меньше занимаемся интерьерами, больше городскими объектами. А среди работ представлены в основном интерьерные работы.

Что вы можете посоветовать или пожелать участникам «Полигона для творчества»?

В первую очередь постарайтесь овладеть всеми тонкостями реализма, но не останавливайтесь на этом и стремитесь к овладению абстракцией, на этом построено все искусство. Высшим пилотажем я считаю умение на белом фоне минимальным количеством линий передать образ, ощущения от проекта. В архитектуре еще сохранилась футуристическая утопичность. Чтобы достигнуть мастерства, нужно подняться на новый уровень.

Текст интервью и дополнительные картинки смотрите на сайте "Полигона"

события
Комментарии  (обсудить на форуме)
интересные работы. особенно вариант с рекой мне понравился

That's way more clever than I was expecting. Thnaks!

Разделы:
Рубрики:
Популярное: