О Call of Duty, депутате Госдумы Селезнёве и добрых традициях Джека Томпсона

Автор: Юрий Ильин

На прошлой неделе случилось в некотором смысле знаменательное событие: буквально впервые официальное лицо — а конкретнее, депутат Государственной Думы Селезнёв Валерий Сергеевич (член фракции ЛДПР) атаковал рынок компьютерных игр, на сей раз в лице компании "1С".

Ярый праведнообразный гнев депутата вызвала, конкретно, игра Call of Duty: Modern Warfare 2, распространяемая на территории РФ фирмой «1С-СофтКлаб».

Селезнёв обвинил игру в пропаганде экстремизма, а её издателей — в попытке получить свою долю от «грязных доходов».

«По образу наркокартеля»

Приведём два полтора абзаца из открытого письма самого Селезнёва, благо оно опубликовано на его сайте:

«Я настаиваю, что компьютерной игре Call of Duty: Modern Warfare 2 в любом виде не место в компьютерах наших детей и вообще в мире. Игра является открытой пропагандой насилия, жестокости и экстремизма. Цель, которую преследует ее распространитель в России, компания «1С-СофтКлаб», заработать «грязные» деньги. По всему миру игра Call of Duty: Modern Warfare 2 собрала более 3 миллиардов долларов, менее чем за полгода после своего выхода. Такая прибыль может быть сопоставима только с продажей наркотиков, оружия, торговлей людьми, распространением порнографии.

Российским распространителям игры, компании «1С-СофтКлаб», не терпится «нагреть руки» от продаж, тем самым став частью преступного действия мирового масштаба. Разве можно назвать «честно заработанными» огромные деньги, полученные от продажи продукта, содержащего в себе сцены убийств, террористических действий, насилия, действий против собственного государства и его граждан? Особенно когда целевой аудиторией продукта являются дети и молодежь! Недостатки в правовом регулировании вопроса позволили «1С-СофтКлаб» действовать по образу наркокартеля.»

Что мы тут видим? Простенький, противоречащий формальной логике, но очень хорошо отработанный поколениями пропагандистов и, увы, эффективный приёмчик, именуемый «подменой понятий».

Скриншот письма Селезнёва

Мировой издатель игры заработал крупную сумму (кстати, втрое меньшую, нежели утверждает депутат) за короткий срок. Наркодельцы и порнографы зарабатывают такие же деньги за короткие сроки.

Какая связь между этими посылками? А никакой. Однако, поскольку в школе логику не преподают, депутат вполне обоснованно полагает, что хотя бы часть аудитории воспримет нутром типичный ложный силлогизм, в заключении которого между издателями CoD: MW2 и наркопорнобандитами стоит жирный знак тождества.

И воспылает столь же ярым и правым гневом, что и депутат Селезнёв.

Остальную часть письма подробно разбирать не будем, поскольку это уже сделала компания 1С, причём весьма подробно, обстоятельно, увесисто и зло.

Отметим только, что, как выяснилось, больше всего депутата оскорбила действительно малоприятная  сцена из игры, где описывается нападение банды террористов на гражданский аэропорт в России, причём в эту банду под прикрытием внедрён главный герой - сотрудник антитеррористической организации — и ему приходится в этой бойне участвовать отнюдь не в качестве защитника.

В своём письме депутат Селезнёв утверждает:

«Начало моему недовольству положили многочисленные письма и обращения граждан, пострадавших от действий террористических бандформирований и экстремистских группировок, а также от общественных организаций, объединяющих таких граждан. В большинстве случаев, это обращения инвалидов и граждан, потерявших своих близких и друзей. Как депутат Государственной Думы, сопредседатель Межфракционного депутатского объединения по делам инвалидов, гражданин и просто человек я отлично понимаю их чувства и эмоции.»

Однако, как следует из материала, размещённого на сайте , история обстояла несколько иным образом:

«В заявлении депутата Селезнева в прямом эфире радиостанции «Русская служба новостей», сделанном 13 января 2010 года, прозвучала другая версия. Он сообщил, что об игре Call of Duty ему рассказал сын. «Мой ребенок был возмущен, он подошел ко мне и сказал: ты знаешь, папа, вот такое предлагается».

Далее депутат описал тот самый скандально-кровавый уровень No Russian с расстрелом мирных людей в аэропорту. Проблема в том, что российский издатель — «1С-СофтКлаб» — также счёл, что этот уровень является «неподходящим для России», и из официальной поставки он был ИСКЛЮЧЁН.

Иначе говоря, на законных основаниях в России игра Call of Duty: Modern Warfare 2 продаётся БЕЗ уровня No Russian. Следовательно, в руках у сына депутата Селезнёва могла оказаться только контрафактная версия. Скачанная с торрентов, например.

Это уже не говоря о том, что игре в России присвоен рейтинг 18+, что означает, что в руках у несовершеннолетних Call of Duty: Modern Warfare 2 оказываться не должна. В связи с этим, однако, вспоминается история, тянувшаяся много лет в США.

Был в штате Флорида такой юрист Джек Томпсон. То есть, он и сейчас жив-здоров, однако юристом уже не является. Сейчас он именуется просто активистом.

Крестовые походы адвоката Томпсона

Томпсон известен в первую очередь своим растянувшимся на три десятилетия «крестовым походом» за нравственность в современной массовой культуре — начинал он с борьбы с радио, затем с рэпом (причём, как ни забавно, большая часть его «кавалерийских наскоков» по поводу безнравственности, были связаны с личными разногласиями или более ранними конфликтами. Например, радиоведущий, чью станцию с подачи Томпсона оштрафовали, начал вполне ожидаемым образом «полоскать» адвоката на все лады. Томпсон попытался привлечь его к суду, но и.о. окружного прокурора — Дженет Рино - отказалась возбуждать дело. Томпсон начал обвинять Рино — которая, кстати, была ещё и его соперницей в ходе выборов на прокурорскую должность — в нетрадиционной сексуальной ориентации, и в основу своей кампании по выборам положил именно это обвинение. Рино выиграла. Томпсона за дальнейшие нападки заставили пройти психиатрическое освидетельствование.

К слову, её поддерживала одна рэп-группа (2Live Crew). Томпсон попытался возбудить дело против  2Live Crew за нарушение законов об общественной нравственности; не получилось, тогда он добился того, чтобы местные чиновники заблокировали продажи альбомов 2Live Crew. Ну и так далее, в том же духе.

Но самую звонкую славу Томпсон получил за свою неутомимую борьбу с насилием и сексом в видеоиграх. Вот тут уж было ему разгуляться где на воле. Начал он с того, что в 1997 году, после того, как 14-летний подросток Майкл Карнил расстрелял своих однокашников в Хитской высшей школе во время молебна. Карнил был признан психически больным и приговорён к пожизненному заключению с возможностью досрочного освобождения через 25 лет (при этом ему было назначено и психиатрическое лечение).

Выяснилось, что Карнил регулярно играл в такие игры как Doom, Quake, Castle Wolfenstein, Redneck Rampage, Nightmare Creatures, MechWarrior и Resident Evil, а также смотрел фильм «Дневники баскетболиста» (в котором ученик старшей школы мечтает перестрелять некоторых одноклассников и своего учителя заодно) и посещал порносайты.

В итоге Томпсон от лица родителей убитых Карнилом учениц Хитской школы подал иск против разработчиков вышеупомянутых игр, создателей фильма «Дневники баскетболиста», и операторов порносайтов, потребовав возмещения ущерба в размере 33 миллионов долларов за халатность, проявленную в том, что ненадлежащий контент попал в руки малолетнего и мог таким образом сделать его менее чувствительным и более склонным к насилию.

Кроме того, в иске содержались обвинения в создании «ущербной продукции» («ущербность» заключалась в наличии сцен насилия и отсутствие предупреждений о них — что, кстати, чушь, учитывая, что на заставочных экранах всех игр такие предупреждения к середине 90-х уже содержались), а также нарушение закона «О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях» - опять-таки, в связи с распространением ненадлежащего контента среди малолетних.

«Мы хотим нанести урон Голливуду. Мы хотим нанести урон индустрии видеоигр. Мы хотим нанести урон владельцам порносайтов», - громыхал Томпсон. Однако суд счёл его иск — если обойтись без юридических терминов — «филькиной грамотой». И апелляция не помогла.

Джек Томпсон, бывший адвокат, неутомимый борец за нравственность в видеоиграх.

Затем, с 2003 года начался тотальный майнкампф Томпсона против разработчиков игр серии Grand Theft Auto. Началось всё опять-таки с убийства - 15-летний Дастин Линч убил несовершеннолетнюю девушку и в итоге сел пожизненно без права досрочного освобождения, несмотря на юный возраст.

На суде, прошедшем в феврале 2003 года, выяснилось, что Линч был буквально одержим Grand Theft Auto III. Томпсон изначально консултировал родителей погибшей девочки, но в то же время собирался представлять и Линча, с тем, чтобы перевести часть ответственности на разработчиков GTA (компанию Rockstar). В итоге, после нескольких скандалов, Линч отказался сам от услуг этого адвоката.

В октябре того же 2003 года Томпсон подал в Теннесси судебный иск от лица жертв двух сводных братьев-убийц, также заигрывавшихся в GTA III и заявивших арестовавшим их полицейским, что именно эта игра «вдохновила» их на совершение преступления. В числе ответчиков Томпсон назвал не только издателя игры, но и разработчиков консоли PlayStation 2 (Sony) и даже сеть супермаркетов Wal-Mart, где продавались эти игры. В иске утверждалось, что все ответчики знали, или должны были знать, что криминальные сцены в игре вдохновят подражателей в реальном мире. Впрочем, истцы в итоге отозвали иск.

Сходное дело с участием Томпсона разбиралось в Алабаме в 2005 году. Томпсон выступал на стороне семей полицейских, убитых подростком Дэвином Мором, - ещё одним сумасшедшим поклонником GTA.

Томпсон закатывал скандал за скандалом: слал юристу - своему оппоненту — угрожающие письма и хамил судье. В итоге его временно лишили права заниматься юридической практикой.

А окончательно он этого права лишился уже в 2008 году — Адвокатская палата штата Флорида (Florida Bar) признала его деятельность не соответствующей профессиональным нормам. Среди обвинений значатся ложные заявления в суде и искажение фактов, необоснованные обвинения судей в пристрастности, представление в суде материалов, нарушающих нормы общественной морали (он любил прилагать к искам «весёлые картинки», в т.ч. самого похабного свойства, и угрозы бывшим клиентам юристов, выступавших против него). Это не говоря уж об оскорбительных письмах, которые он рассылал оппонентам и их родственникам (включая даже мать Страуса Зельника, главы компании Take Two Interactive, издателя GTA, чьего сына он ).

Заседание, на котором рассматривался вопрос отзыва у Томпсона лицензии, сам адвокат демонстративно покинул, заявив, что Адвокатская палата просто мстит ему: в своё время он попытался объявить и её деятельность незаконной.

Фирменным отличием практики Томпсона были всё те же подмены понятий (например, он обвинял главу Take Two в том, что цель его жизни — впарить как можно больше копий GTA несовершеннолетним), скандалы и оскорбления оппонентов и судей, не согласных с его оценками, запугивания и так далее. Игру Grand Theft Auto он сравнивал с полиомиелитом, а главу Take Two Interactive — с Гитлером, и это лишь самые известные случаи...

Аморальный борец за чистоту общественной морали, - ну не прелесть ли?

Ещё хлеще история о том, как в 2004 году он походя обвинил корпорацию Microsoft в пособничестве террористам... за то, что они сделали Microsoft Flight Simulator слишком реалистичным (sic!). Под его нападки подпадали даже такие игры, как Sims 2 и TES: Oblivion. За что? За существование неофициальных модов, позволяющие раздевать игровых персонажей донага. Караул! Непристойность!

При этом Томпсон не счёл аморальным предлагать сделать игру, в которой главный герой переубивал бы всех руководителей игровых компаний, - и обещал выдать на это грант в размере 10 тысяч долларов. Какие-то остряки такую игру даже вроде бы сделали, но денег не получили. Неудивительно, правда?

Вопрос, насколько насилие в кино, по ТВ и в играх, способствует росту насилия в обществе, обсуждается уже много десятилетий, и «общественных активистов», потрясающих знамёнами чистоты общественной морали, и требующих запретить всё на свете, всегда находится в достатке и даже избытке. Не потому ли, что на такой громогласной борьбе - за запрет кровавых игр и матерного рэпа - пиар-купоны стригутся проще, нежели на деятельности иного рода?

Четыре сложных вопроса

Каждый раз, когда возникают подобные историю, возникает много вопросов. Из них три главных: С чем именно борются и за что? В каких условиях? И, наконец, «А судьи кто»? Есть и ещё один, вечно остающийся спорным: секс и насилие в развлекательной продукции - причина или следствие?

В отношении Call of Duty: Modern Warfare 2 первый вопрос выглядит однозначно только в устах члена ЛДПР Селезнёва. «Игра является открытой пропагандой насилия, жестокости и экстремизма», - говорит он нам.

Игра, однако, посвящена борьбе с терроризмом. Так стоит ли ожидать от неё, что там бандитов будут цветочками закидывать? Нет, разумеется. Так зачем Вы её покупаете, господа хорошие, если знаете, что там будет ураган виртуального свинца и реки красных пикселей? Напоминает давнюю историю с выставкой "Запретное искусство"-2006, когда организаторы честно признавались, что экспонаты могут оскорблять чьи-нибудь религиозные чувства и даже закрыли их картонными щитами, так что на экспонаты можно было смотреть только через просверленные в них дырки. Нет, всё-таки "православные патриоты" целенаправленно пришли на эту выставку, чтобы обидеться и настрочить пачку доносов в Генпрокуратуру.

Ну и потом, говоря об экстремизме, российское законодательство о противодействии экстремизму даёт настолько размазанное определение этому явлению, что фактически любая критика власть имущих, и даже участие в несанкционированных властями мероприятиях могут быть при желании истрактованы как экстремистская деятельность, иначе говоря, прилепить ярлык "экстремизм" можно к чему угодно.

Наконец, секс и насилие в медиапродукции, к которой относятся и игры, — да, это вопрос чертовски спорный и неоднозначный. Столь же спорный и неоднозначный, как и высокий спрос на экранные насилие и секс в обществе, который означенная медиапродукция удовлетворяет. Любой экономист скажет, что если есть спрос, будет и предложение. Любой присяжный моралист мечтает всем всё запретить, дабы малые сии в искушение не вводились... Im Westen nichts Neues.

От норм нравственности игра Call of Duty, возможно, и впрямь далековато отстоит, но это решать родителям, в конце концов.

Но с этим связан ещё один вопрос: в каких условиях осуществляется эта «борьба»? Для того, чтобы ответить на него, достаточно взглянуть на программу телепередач и увидеть, сколько передач и сериалов криминальной ориентацции крутится на российском ТВ в вечернее время, и какое количество крови и насилия на экране фигурирует - и прямо, и косвенно.

Однако же родители совершенно спокойно могут выключить телевизор, и отогнать чадо от игровой консоли или компьютера, если увидят там фонтаны крови (если уж они не смотрят, что именно чадо притащило из магазина), не так ли?

При чём тут депутаты Государственной думы, спрашивается?

Ну и последний вопрос — личность «борца за нравственность». Потому что для того, чтобы отстаивать общепризнанные моральные нормы, самому борцу не худо было бы обладать общепризнанным моральным авторитетом.

Адвокат Джек Томпсон вдребезги скомпрометировал себя ещё в 1980-е годы, - а в 2008 году и просто с треском вылетел из адвокатов с «волчьим билетом». Остановить его эти санкции не остановили, но теперь он хотя бы не может выступать как лицо, причастное к юриспруденции.

И вот в России его знамя подхватывает депутат Государственной Думы, института, к которому в российском обществе отношение более чем неоднозначное (достаточно сказать, что понятия «честные выборы» и «честные депутаты» давно уже ходят в числе оксюморонов).

Ещё более неоднозначна фракционная принадлежность Валерия Селезнёва. И дело даже не столько в одиозном бессменном руководителе ЛДПР Владимире Жириновском, сколько в куда более сомнительной фигуре — Сергее Абельцеве, предлагавшем затравливать мероприятия оппозиции бешеными собаками и много чем ещё «славный». Пресненский суд даже отклонил иск Абельцева к сатирику Виктору Шендеровичу, назвавшим истца «животным Йеху» - для последнего десятилетия это случай неслыханный.

Возникает вопрос: так есть ли у депутата Селезнёва достаточный моральный авторитет, чтобы решать, чему место «в компьютерах наших детей и вообще в мире»?

Можно, конечно, ограничиться констатацией того факта, что Селезнёв работает себе на пиар. Но компания «1С» не преминула отметить, что Селезнёв является ещё и «успешным и агрессивным предпринимателем».

«...Тема денег очень навязчиво звучит в письме. Призыв к государству изъять деньги у бизнеса нам представляется опасным и не имеющим правовой базы. При этом Валерий Селезнёв требует, чтобы государство отняло деньги у фирмы «1С», но как-то скромно умалчивает, кому оно должно их передать. Опасаемся, что такое требование может быть частью схемы по переделу бизнеса», — говорится в заявлении «1С».

С сожалением приходится констатировать, что в условиях, когда моральные нормы в обществе оказываются весьма размыты, желающих апеллировать к нравственности в своекорыстных целях разводится очень много (и всё больше — во властных структурах). Поэтому опасения «1С» имеют под собой некоторые основания.

игры
Разделы:
Рубрики:
Популярное: