2009 год: архвиз и реклама в России

Автор: Юрий Ильин

Когда в прошлом году назрел Кризис, архвизную и рекламную отрасли накрыло ужасом: всё, кажется, сейчас останется "лунный пейзаж".

Отрасль архитектурной визуализации до того процветала. Процветала, возможно, даже в большей степени, чем все остальные, и приток людей туда был огромный. Впрочем, немалую часть в этом притоке составляли люди, научившиеся чему-нибудь и как-нибудь, как правило, в минимальной степени, и бросившиеся зарабатывать этим минимумом деньги. А поскольку работы хватало всем с избытком, и таким перепадало.

Перепадало жирно: казалось, от «нефтяных» денег все закрома ломились, Москву, например, крепко взяли за жабры многочисленные девелоперы-застройщики, связанные крепкими деловыми отношениями с... А впрочем, пожалуй, не будем об этом, ибо иски о защите деловой репутации Важных Господ в московских судах имеют свойство выигрываться словно сами по себе.

Так или иначе, а от застройщиков архвизной отрасли заказы сыпались дождём. Зарплаты росли, штаты тоже, качество картинок в целом тоже росло, хотя опять же, очень немного было народу, которые действительно хотели чему-то учиться и как-то совершенствоваться. В том, казалось бы, просто не было никакой надобности.

А между тем, руководители компаний этому факту были отнюдь не рады:

Борис Луцюк, DTV-MA Production House:

Как и в любом бизнесе: чернорабочих — километры. А специалистов... Мне приходят километры резюме. Спрашиваю: что вы умеете делать? — Умею моделить. — Слушайте, у нас моделлеров — как листьев опавших в лесу. А мне не нужны моделлеры. Мне нужны программисты на Perl, мне нужны высококачественные композеры, я готов за это платить деньги. Нормальные деньги, адекватные рынку.

Не могу сказать, что они там запредельные какие-то, но в то же время заработная плата в районе 5 тысяч долларов в месяц для специалиста уровня выше среднего — это неплохие деньги, особенно с учётом того, что, помимо заработной платы туда идут и всяческие положенные по законодательству бонусы. А нет таких специалистов. Они трудоустроены уже давно.

При этом народ не хочет учиться. Думают, что вот — я поставлю себе 3DS Max на компьютер дома; о! Я умею рисовать шарик! Отлично! Я в V-Ray знаю кнопку Render. Ура! Отличный, прекрасный шарик, он прекрасно освещён, с тенями, с мягкими. Global Illumination — всё, я выучил эти слова! Я готов зарабатывать все деньги мира. И вот он начинает рассылать резюме своё, портфолио из одного этого шарика. На самом деле, я даже сейчас не пошутил.

(Полный текст интервью с Борисом Луцюком, февраль 2009 года.)

Требования по зарплатам начали становиться малоадекватными, и вот тут-то...

И вот тут-то всё и кончилось. Как будто бы даже и вдруг... Но на самом деле, и кризис имел системные предпосылки, и ситуация на российском рынке 3D тоже, причём предпосылки до странного сходные.

Банки отказали в перекредитовании многим крупным рекламодателям, а также компаниям-застройщикам; всем пришлось «оптимизировать расходы», т.е. сокращать их насколько возможно, заказы на визуализацию практически исчезли, рекламный рынок тоже провис самым горестным образом.

А архвиз — так и вовсе практически умер, причём за рекордные какие-то сроки.

Вот, что рассказал нам Илья Варламов, один из руководителей широко известной студии архитектурной визуализации iCube, осенью этого года:

Сейчас, в виду кризиса, у нас работают 12 человек. Год назад у нас было в районе 55 человек. Мы работаем в области строительства, недвижимости, а эта область просела сильнее всех, самой первой и очень быстро; учитывая, что мы работаем как раз на подготовительном этапе, то все инвестиционные проекты в этой сфере как-то в одночасье отпали, и все наши заказы и обещания — в течение недели, когда этот обвал начался и всё поняли, что вариантов инвестиций не остаётся, — все открытые и предварительные договоры, все наши планы на будущее рухнули.

И, соответственно, нам пришлось вести себя адекватно рынку, уволить часть людей, сменить офис. Но нам удалось, тем не менее, сохранить костяк нашей команды, самых талантливых ребят мы оставили...

(Полный текст интервью с Ильёй Варламовым и Константином Абатуровым, октябрь 2009.)

Илья Варламов и Константин Абатуров, компания iCube.

Несладко пришлось всем, даже весьма устойчивые компании вылетали в трубу, особенно, если не успевали или не могли вовсе переориентировать свой бизнес на какие-то другие направления.

Вот, что летом говорили нам руководители компании «АвШаре» А. Захаров и А. Шаровский:

Любой кризис заставляет несколько пересмотреть производственный процесс и оптимизировать его. У нас в студии практически в корне всё поменялось. Мы полностью заменили команду... На сегодняшний момент мы смогли создать чёткую структуру, в которой у каждого сотрудника есть определенные задачи и методы их реализации, каждый занимается только своей работой... При всём при этом «Авшаре» пришлось снизить цены на работу фактически до того же уровня, на котором работали до кризиса и пытались работать во время него фрилансеры.

(Полный текст интервью с Алексеем Захаровым и Александром Шаровским, июль 2009.)

Компания "АвШаре".

Год почти закончился: остались считанные дни до Нового года. Изменилось ли что-нибудь, по сравнению с началом года? Судя по всему, да.

Алексей Захаров, «АвШаре»:

Я не могу сказать за всю индустрию компьютерной графики и архвиза в частности, но что касается нашей студии, самое сложное было в начале года. Все были в растерянности: и заказчики и исполнители. Но рано или поздно все устаканивается и бизнес должен идти дальше. Пусть не теми темпами, как в 2008 году, но на месте не стоим и назад возвращаться нельзя :) за нами Москва, отступать некуда :).

Любая студия архитектурной визуализации в первую очередь студия компьютерной графики! И если нет заказов на архитектуру, можно выполнять любые другие заказы, требующие CG. Это уже проблема менеджмента. Кто-то успел перестроится, кто-то нет... Естественный отбор, от него никуда не деться...

В прошлом году можно было безбедно жить только на архвизе (в виду сверхспроса на рынке), а в данный момент все намного спокойней и жизнь вошла в нормальное русло, в котором пробудет еще не один год. В прошлом году заказчик искал исполнителя, в этом наоборот: исполнитель ищет заказчика. Уменьшение объема заказов частично компенсировало закрытие многих небольших студий архитектурной визуализации. Поэтому количество заказов зависит только от расторопности конкретной студии, от спектра услуг и ценовой политики.

Подводя итог вышесказанному, отмечу, что рынок архвиза оживился. Пошли заказы на крупные объекты. В неделю пишу не менее одного коммерческого предложения. Часть из них приносят в студию очередной заказ. Сейчас рисуем большой ТРЦ в Бутово. Заканчиваем визуализацию нескольких объектов коммерческой недвижимости в ЦАО г.Москвы. В январе приступим к визуализации элитного жилого дома на ул.Пречистенка, частные квартиры перечислять не буду, их всегда было много. Также заметили повышение спроса на анимацию. Сегодня мы имеем возможность предлагать ее вдвое дешевле, чем в прошлом году, и в связи с этим спрос есть.

В свою очередь, Константин Абатуров (iCube) отметил, что работа у них (у компании) есть, но не в тех же количествах, что и прежде, заказы идут, но не столь «жирные» и прибыльные, как в прошлом году.

Что же касается рекламного рынка, то с началом кризиса пошёл параноидальный шёпоток насчёт того, что рекламный сегмент рынка вообще рухнет, а поскольку «реклама — двигатель торговли»™, то, утопая, она может потянуть за собой и весь остальной рынок вообще. Впрочем, это говорили, наверное, только самые отъявленные пессимисты. Реалисты же понимали, что рекламу снимать не перестанут, но что придётся как-то выкручиваться, сделав в поясах по лишней дырке...

Однако, практически все представители рекламного продакшна и постпродакшна, с которыми мы успели пообщаться за этот год, говорили примерно одно и то же: работа есть.

Александр Войтецкий:

...В рекламном бизнесе пока кризиса нет! Я режиссера не могу найти, у меня все студии заняты, у меня все операторы заняты... Я час монтажа найти не могу, потому что все постоянно что-то монтируют, озвучивают, у меня все актеры заняты...

Какие-то цены, конечно, снижаются, какие-то уступки делаются. Если, там, до кризиса съемки по выходным дням оплачивались дополнительно, то сейчас с технарями договорились, что съемки в выходные дни по стандартным ценам. Светики, то бишь, осветители, чуть-чуть подвинулись по часам переработок, то есть стали меньше брать. Но не так, как все говорили, сейчас кризис, сейчас все на 30% прогнутся — да ни хрена! Агентства загружены работой.

(Полный текст интервью с Александром Войтецким, апрель 2009 года.)

Ирина Верёвкина, студия «ЯрЧе»:

Декабрь был не очень продуктивным в плане съёмок. Они были, но не так много, как обычно в декабре перед Новым годом. Но, что удивило, так это то, что отдел пост-продакшна, — студия озвучания, компьютерной графики, монтажа, — у них объём работы очень серьёзно вырос, и в январе это тоже продолжалось, поскольку очень многие, вместо того, чтобы снимать новые ролики, взялись за адаптацию старых, меняли пэкшоты, переозвучивали, добавляли какие-то элементы. Это, безусловно, дешевле, чем снимать новый ролик. И если это позволяет продукт, то почему нет?.. Полный текст интервью с Ириной Верёвкиной и Владимиром Маториным, июль 2009.)

Маша Соловьёва, «ДАГО»:

...Обороты немного упали, но тяжелее тут именно психологически. Естественно, скидываешь то, что стало балластом, но стараешься сберечь людей, с которыми уже много прошёл. Мы ведь не банк, у нас такой бизнес, у нас на людях строится всё. Ну, и стараемся как-то поддерживать друг друга...

Работы много, она стала более трудоёмкой и кропотливой, она требует больше пластичности: если раньше какие-то проекты можно было сделать стандартным образом, то сейчас к ним надо «приложить голову» и выкручиваться.

(Полный текст интервью с Марией Соловьёвой, июль 2009.)

Маша Соловьёва

Тимофей Бутин, «Парк Продакшн»:

Я могу говорить только про объём работы. Бывало и побольше работы, конечно, но не сильно. Мне кажется, кризис — это уже достаточно избитая тема. Он уже становится в большой степени аргументом для понижения расценок. Нет, конечно, денег у людей стало поменьше: зарплаты порезали, покупать стали меньше, соответственно, прибыли у продавцов снизились, и, стало быть, меньше стали рекламные бюджеты.

(Полный текст интервью с Тимофеем Бутиным, август 2009.)

Что происходит сейчас, перед самым Новым Годом?

Тимофей Бутин в телефонном разговоре отметил, что с его точки зрения динамика идёт положительная и что рынок в целом оживает.

Ирина Верёвкина сообщила, что «ЯрЧе» снимает и делает постпродакшн по-прежнему, и что работы меньше не стало. «Я ожидаю,что в будущем году ситуация сильно не изменится,по крайней мере, мне очень хочется в это верить!», - отметила она в своём письме.

Мы заканчиваем текущие проекты, пытаемся долги собрать. Есть проблемы неплатежей. Разрабатываем новые проекты на следующий год, пытаемся избежать больших и мелких  глупостей, да, в общем, все идёт своим чередом, — прокомментировала текущую ситуацию Мария Соловьёва из «ДАГО».

Кончился кризис или нет, это ещё вопрос, а вот депрессивно-суицидальных настроений явно не осталось, причём испарились они, похоже, ещё в начале года, после того, очевидно, как все поняли, что надо как-то жить дальше.

Так удачи всем нам в Новом Году!

3D
Разделы:
Рубрики:
Популярное: