Визуализация интерьеров: внимание к деталям

Автор: Юрий Ильин. Мир 3D

Интерьерная визуализация — сотни людей, занятых в сфере архвиза — во фрилансерском порядке; десятки, если не сотни, студий... Качество исполнения в диапазоне от «халтура-откровенная» до «халтуры-в-мелких-деталях-непременно-бросающихся-в-глаза», и далее со всеми остановками до «истинный шедевр». Так было до Кризиса.

Вопрос, заданный несколько месяцев назад в сообществе Livejournal.com, посвящённом 3D-графике («Кто занимается визуализацией и дизайном интерьеров»), привёл к моментальному появлению доброго десятка отзывов от участников коммьюнити, один из которых гласил, что вопрос сам по себе странен, ибо, дескать, все тут этим так или иначе занимаются.

Это к вопросу о существовании самого рынка интерьерной визуализации — и привлекательности его для всех тех, кто научился сносно моделировать, текстурировать и приемлемо — на первый взгляд — расставлять освещение... Впрочем, теперь будущее этого рынка сейчас несколько туманно (но об этом позже).

Гуру зимнего CG Event'а откровенно говорили, что рынок CG в принципе забит людьми посредственной квалификации, которые могли оставаться на плаву, покуда имелась масса шальных денег. Сейчас их поубавилось и поубавилось сильно. Если даже целые студии, включая стабильные и устойчивые, вдруг стали закрываться одна за другой, чего говорить о фрилансерах...

В целом, после просмотра большого количества всевозможных работ самых разных авторов, можно сказать, что все они претендуют на фотографическое качество своих картинок, и большинство достигает оного — в разной степени. Проблема в том, что невнимательность к некоторым деталям иногда приводит к тому, что всё впечатление портится, потому что глаз цепляется за какую-нибудь неприятную мелочь — вроде вылезшего откуда не следует луча света.

Или вот, например, картинка — истая роскошь. Но: озадачивает шов на диване справа (непонятно, то ли это текстурный шов, то ли покрытие на диване так странно сшили), а кроме того — слишком бросается в глаза клонированное «содержимое» стоек по сторонам от камина.

Примерно та же незадача: всё хорошо, всё замечательно, отражённая в зеркале картина вызывает глубочайшее почтение... а вот книжные стояки опять клонированные, но хотя бы на этот раз с зеркальным отображением. Мелочь? Мелочь, но внимание о такие вещи спотыкается неизбежно. Следует сигнал тревоги: «ой, что это?!» и за ним — «Караул! Обманывают!». А в итоге весь эффект фотографичности проваливается с треском.

Иногда глаз спотыкается на чём-то уж совсем смешном, вроде небывалых по размеру зёрен попкорна, которые добавлены, вроде бы, для пущего реализма, а вместо этого заставляют думать, а что в картинке не так?..

С высокой долей условности, конечно, но — да, можно утверждать, что те, кто занимается визуализацией интерьеров, обычно избегают изображения людей «в кадре». Не все и не всегда, правда, но чаще встречаются изображения, в которых людей нет. И тому есть причины: достоверный стул изобразить проще, чем достоверного гуманоида, так что на людях экономят. Пусть, мол, потенциальный клиент смотрит и представляет себя любимого в окружении шикарных — ну, или не очень, — интерьеров.

Основными заказчиками визуализации, по словам опрошенных специалистов, являются частные дизайнеры, архитекторы и дизайнерские студии, а также компании, которые с помощью получаемых в 3D картинок рекламируют свою продукцию — интерьеры, кухни, сантехнику и так далее.

Неудивительно, что фотореалистичность сейчас — обязательное условие. По словам Александра ШАРОВСКОГО, руководителя студии «АвШаре», идеальной работа считается, если её трудно отличить от фотографии.

Вопрос состоит в критериях, по которым определяется уровень профессионализма той или иной визуализации. Таких критериев на сегодняшний день немало. Это и внимание к деталям (а при визуализации интерьеров деталей может и должно быть очень много), и качественное освещение, и достоверное соотношение масштабов. Главное, как говорит и Шаровский, и дизайнер компании On3D Андрей БАБАЕВ, это чтобы художник мог «знать и видеть заранее то, что еще не сделано», чтобы обладал достаточно глубоким пониманием, что именно он делает. Глубоким настолько, чтобы на равных или хотя бы практически на равных разговаривать с архитекторами и дизайнерами. А для этого требуется постоянное накопление знаний о свойствах всего спектра визуализируемых материалов и различных источников света, а также ясное представление, при каком освещении как будет выглядеть разрабатываемая сцена.

Профессионал, занятый в коммерческой среде, должен уметь делать многое буквально на автомате — сроки невелики и бюджеты обычно тоже, а соответственно, у коммерческих структур нет возможности работать с персонажами, которые могут зависать над одной картинкой на недели и месяцы.

При этом с уровнем профессионализма на российском рынке всё довольно печально: по словам Захарова и Шаровского, процентов 80 тех, кто сейчас пытается на этом рынке себя проявлять, застряли на уровне пятилетней давности, просто потому, что ни стимулов, ни желания расти над собой у них сейчас нет. Мода на 3D-визуализацию привела к тому, что прокормиться на этой ниве могли и самые, в общем-то, посредственные ремесленники, выезжавшие просто за счёт низких цен.

Сейчас же, когда наступил Кризис, именитые компании на это вынуждены были реагировать соответствующим образом: сбрасывая цены. Сброс цен у профессионалов автоматически угрожает непрофессионалам вылетом в трубу, потому что они уже на нижнем пределе рентабельности. Крыть им уже нечем по определению, никаких конкурентных преимуществ у них не остаётся, — снижение цен выбивает их с рынка. Во всяком случае, тех из них, кому не получилось устроиться на работу в серьёзные студии.

архитектура в 3D