Район 9 - фильм с миллионом инопланетян


Район №9 - дебютный фильм режиссера из Южной Африки Нила Бломкампа (Neil Blomkamp) - приятно удивил публику, привыкшую к зрелищным летним блокбастерам, и... стал номинантом на премию Оскар. Решение сюжета и эстетики ленты в жанре профессионального телерепортажа в фантастическом фильме, пожалуй, мы видим впервые (предыдущий фантастический фильм с подобным решением, «Монстро», предполагал репортаж любительский, со всеми вытекающими).

Для создания эффектов в "Районе №9" Бломкамп обратился к нескольким студиям. Конечно, изначально он хотел отдать всю работу студии Питера Джексона (Peter Jackson) (продюсера фильма) Weta Digital. Но компания Weta была загружена работой над «Аватаром» Джеймса Кэмерона (James Cameron), поэтому пришлось поделить сцены между несколькими студиями. И это дало возможность выпускнику ванкуверской киношколы отдать большую часть проекта своим, ванкуверским компаниям, с работой которых он хорошо знаком.

Концепт-арт летающего корабля

Концепт-арт Района №9

Нил Бломкамп собственноручно сделал макеты инопланетян, которые скопировали в студии Weta, но, тем не менее, ему все время не очень нравилось, как они получаются. Он хотел, чтобы они выглядели как можно более насекомоподобными. Супервайзер по инопланетянам компании Image Engine Джеймс Стюарт (James Stewart) позже тоже сделал несколько скульптур, и одна из них точно отражала то, в какую сторону Бломкамп хотел двигаться. На основе этого макета сделали целую группу изображений жукоподобных существ и их морд. Режиссеру они понравились.

За основу концепт-идей взяли реальных земных насекомых. Студия наняла консультанта Питера Наскреби - инсектолога из Гарварда, который написал книгу «Маленькое большинство» со множеством удивительных макрофотографий различных жуков. Он прислал Image Engine изображения из своей базы, которые стали основой для художников и моделлеров студии. Особенно это было полезно для художников по текстурам, которые просто могли, скажем, взять цвет раковины краба в Фотошопе, и создать нужную текстуру. Поэтому, даже инопланетяне в фильме - это сумма того, что уже существует в реальности. Даже грязь и пыль на их телах основана на реальности. Вся студия во время работы была увешана фотографиями грязных жуков вперемешку с картинками инопланетян из фильма, и художники постоянно их сравнивали.

инопланетяне в "Районе №9" делались похожими на земных насекомых

Кроме того, они должны были быть ярко раскрашены, и это представляло сложность, ибо яркая раскраска отлично смотрится на жуках, но как только ты их увеличиваешь, очень сложно снова сделать цветных тварей реалистичными.

С самого начала Бломкамп хотел сделать инопланетян частично с помощью накладного грима и аниматроники, но в процесс съемки фильма от этой идеи отказались и сделали всех альенов в CG. Костюм был создан, но не использовался: у человека не получается двигаться так, как требовалось Бломкампу.

На съемочной площадке

Не секрет, что сцены, снятые на натуре, должны  потенциально включать в себя детали, которые будут включены с кадры позже. То есть, если по сценарию в кадре инопланетянин бежит по улице, то весь вид его пробега, задний план, и, возможно, то, что видит сам бегущий, снимается прямо на съемочной площадке. Иными словами, снимается пустой фон для будущей обработки, трекинга и композитинга.

Специалисты практически всех VFX компаний, занятых на фильме, побывали на съемочной площадке в Южной Африке. А супервайзеры компаний Image Engine и The Embassy работали на съемочной площадке вместе.

Работа на съемочной площадке фильма "Район №9"

Съемки велись в Клиптауне, Соуэто и Йоханнесбурге, Южная Африка. Трущобы Района 9 снимали в настоящих пригородных трущобах. «Каждый день, как только заканчивали снимать, мы, со всей своей дорогостоящей аппаратурой оказывались в центре толпы малоимущих, - вспоминает Уинстон Хелгасон (Winston Helgason), супервайзер The Embassy, который много времени провел на съемочной площадке. - Они окружали съемочную площадку и ждали, когда мы уйдем с их территории. Выглядело это зловеще».

Питер Мюзайерс (Peter Muzyers), супервайзер от Image Engine, тоже присутствовал на месте съемки. Питер хотел снимать действие еще и дополнительной камерой, что необходимо для технологии захвата движения - определять положение объекта в пространстве. Но Нил посчитал, что это будет задерживать его в работе. Он снимал очень быстро, и все время изобретал что-то прямо на площадке. Это сильно ограничивало спецэффектников в плане подготовки к съемке и планирования. У Бломкампа была очень маленькая съемочная группа.

«Он отослал всех дополнительных работников с площадки: звукооператора, супервайзера сценария, все они работали удаленно, - рассказывает Мюзайерс. – Все это для того, чтобы, если ему захочется развернуться на 360 градусов, и бежать, ему не пришлось бы вычищать их всех с пути. Для такого фильма у нас был очень краткий съемочный период из-за крайне небольшого бюджета».

Нил Бломкамп выбрал несколько цифровых камер для работы: RED и Sony EX1. Камеру RED использовали в 60% съемок, в основном, в сценах, где предполагалось добавлять много эффектов. Остальные 40% сцен снимали с помощью Sony EX1 и других камер, например, HS100 для сцен с камер слежения, и Sony F950, которая была установлена на вертолете - все съемки сверху велись на нее.

На съемочной площадке актер Джейсон Коуп играл роль инопланетян в специальном 50% сером костюме с маркерами

На съемочной площадке актер Джейсон Коуп (Jason Cope) снимался в сценах в специальном 50% сером костюме с маркерами, и играл роль инопланетян. «Нил очень хотел, чтобы на съемках кто-то заменял инопланетян и подыгрывал  актерам, - говорит Кауфман. - Это очень им помогло, особенно актеру Шарлто Копли (Sharlto Copley) в сценах, которые предполагали некое эмоциональное взаимодействие с Кристофером Джонсоном, но это также означало, что позже нам надо было его закрашивать и восстанавливать задний план».

«Серый костюм также дал нам много информации в плане светотеневого рисунка, - замечает Мюзайерс. - Это, конечно, не серый шар, который мы используем для этой цели обычно, но, тем не менее, мы получили нужную информацию о том, где и как должны быть расположены тени от тела. Иногда Джейсон надевал ходули, чтобы мы могли правильно поставить движения глаз. Но мы поняли, что тогда мы не можем использовать его для захвата движения, потому что тогда он выглядел… как инопланетянин на ходулях. Это отражалось в его движениях - человек двигается на ходулях иначе, чем обычно».

Но, тем не менее, практика человека в сером костюме - это правильная тактика, и она очень помогла.

«Касательно Кристофера, мы довольно часто пользовались именно захватом движения Коупа, - говорит Мюзайерс. - Как он щурится на солнце, как он поворачивается, Нил хотел абсолютно точно передать эти особенности. И в конце нам пришлось немного изменить его игру: сделать его уставшим и замедлить движения».

Мюзайерс также был супервайзером на съемках чистого фона там, где он требовался, и это было довольно сложно в связи с активным движением камеры.   В конце фильма есть сцены, в которых главный герой вступает в бой в инопланетном экзокостюме. И в процессе этой битвы экзокостюм постепенно разваливается: в него стреляют, врезается автомобиль, из него начинает течь масло, отваливаться части.

В июле 2008 года побывали на съемочной площадке и супервайзеры фирмы Embassy. Они приехали в Йоханнесбург, чтобы снять часть сцены с практическими эффектами для последующего композитинга экзокостюма.  Уинстон Хелгасон и Нил Бломкамп сначала должны были решить вопрос о размере костюма и скорости его движения в сценах. Самое сложное в этой съемке было то, что камере было совершенно не за что зацепиться. Предполагалось, что это будет трехметровый механический объект, дизайн которого  постоянно изменялся в процессе работы. Сцена, в которой он дерется, постоянно росла, и съемочной группе  пришлось повторно снимать для нее фон в декабре 2008, но на этот раз с другим супервайзером, Робертом Хабросом. Для этих сцен снимали только фон, без использования технологии захвата движения. Сцены снимались семью камерами HDRI, из них три или четыре были камеры RED. На одной из камер использовался объектив фишай. Поскольку сам костюм не блестящий, никаких особых световых эффектов на площадке не делали. Кроме того, продвинутый софт позволяет делать захват движения, используя мусор и другие предметы, лежащие повсюду на площадке. Эти объекты потом превращали в маркеры.

Технически снимали пустое место, но перед началом съемки кто-то из съемочной группы вставал на место главного героя, и на него наводили фокус. Но после начала съемки никаких ориентиров у операторов не было. Нил был во главе команды и координировал процесс.

Для сцены, в которой экзокостюм, проходя сквозь стену сарая, выталкивает красный автомобиль, который отлетает и разрушает стену другого жилища, авто зацепили тросом, соединенным с лебедкой крана. Лебедка приводилась в движение сжатым воздухом. Авто буквально летело в воздухе и врезалось в стену соседнего жилища.

Цифровые камеры позволяют сразу просматривать отснятое, поэтому можно было переснять, если результат работы не устраивал. Также, цифровые камеры больше подходят для работы с рук, и их картинка больше напоминает документальную, но в таком случае всем без исключения вендорам пришлось проделывать много работы по синхронизации анимации.

Визуальные эффекты

Image Engine

Основной компанией, поставляющей спецэффекты для «Района 9» была Image Engine, чью работу можно также видеть в фильмах «Лавка чудес», «Невероятный Халк», и «Сирота». Image Engine сделала для «Района 9» более 300 сцен, превратившись за время работы над фильмом в большую студию - количество ее работников выросло до 110. В обязанности аниматоров студии входило анимирование инопланетян, включая трех главных персонажей фильма.

Для работы над лентой такого уровня программисты Image Engine создали несколько специальных инструментов, а также внесли изменения в уже существующие в компании программные инструменты. Например, был создан инструмент, с помощью которого можно было автоматически удалить актера в сером костюме, который отыгрывал роль инопланетянина, из кадра, не привлекая для этого ручную работу художника.

Также, в процессе создания базы, был создан инструмент, содержащий перечень всех создаваемых моделлерами CG объектов, позволяющий всем аниматорам выбирать и пользоваться любыми объектами. Этот инструмент под названием Jabuka был создан практически в одиночку Найджелом Дентон-Хоуэсом (Nigel Denton-Howes) и содержал не только части инопланетян, но и их аксессуары: одежду, сувениры, предметы, которыми они оперируют, всякий хлам в виде цепочек и отрепья. Все эти детали можно было смешивать и дорабатывать по вкусу.

Кроме того, были разработаны и другие инструменты для аниматоров, не говоря уже об аддонах к Maya, расширяющих ее функциональность.

Также в компании заранее была подготовлена вся система работы с эффектами (пайплайн), что позволило сделать довольно объемную работу за весьма краткое время.

Такой активный подход к созданию уникальных инструментов очень пригодился потом, поскольку у компании не было времени на ошибки: проект делали слишком быстро. «Сценарий постоянно изменялся, и было сложно сказать, что именно будет в фильме, а что нет, - говорит главный супервайзер фильма Дэн Кауфман (Dan Kaufman). - Мы точно знали только одно, что пейзаж останется, и нам придется с ним работать, обрабатывать то, что пришлют со съемочной площадки. Сложность сцен по мере съемки возрастала,  если бы мы заранее не настроили структуру работы, нам бы пришлось туго».

В итоге главной рабочей лошадкой для работы в 3D была Autodesk Maya со всеми аддонами,  композитинг делали в Foundry's Nuke, программа  RealFlow использовалась для создания жидкостной и динамической симуляции, а рендерилось все в совместимом с Renderman приложении 3Delight от DNA Research. Студия также применила PFTrack, Equalizer и 2d3 Boujou для трекинга и Silouhette для маскирования и работы по ротоскопированию.

Продюсер Image Engine, Стефани Буз (Stefanie Boose), отмечает: «Было очень много работы, связанной с трекингом движения камеры. В фильме практически нет ни одной сцены, в которой бы камера стояла на кронштейне. Это и создавало иллюзию документальности».

Анимация альенов: захват движения, ротоскопирование и ключевые кадры

Частью раннего планирования было составление списка технологий, которые понадобятся для различных сцен с инопланетянами. Стив Николс (Steve Nichols), супервайзер анимации, составил перечень сцен, расписав, в каких из них придется пользоваться технологией захвата движения, в каких потребуется ротоскопирование, а в каких придется вручную выставлять ключевые кадры. Под его началом над фильмом работали 16 аниматоров студии.

Технология захвата движения использовалась везде, где только можно

«Мы пользовались технологией захвата движения везде, где только могли, особенно, для персонажей на заднем плане, - рассказывает Стив. - Если у нас в сцене было взаимодействие с живым актером, то мы приглашали на съемочную площадку актера, и потом пользовались ротоскопированием. Так Джейсон Коуп (Jason Cope), стал Кристофером Джонсоном. Он снимался в очень плотно облегающем (почти до неприличия) сером костюме с маркерами на нем. В сценах, где нужно было правильно выставить взгляды персонажей в кадре, его ставили на ходули, вот в таком виде он бегал по трущобам в окрестностях Йоханнесбурга, исполняя все  движения инопланетянина. Так было сделано реалистичное взаимодействие между живым актером и 3D персонажем. Аниматоры при обработке захвата движения усиливали резкость его движений, и делали их еще более неземными».

Но захвата движения часто было недостаточно, режиссер хотел подчеркнуть чужеродность инопланетян посредством их движений. Они должны были двигаться резко и агрессивно. Поэтому использовалась еще одна технология анимации - создание анимации по ключевым кадрам. Ее применяли, например, для анимации сына Кристофера, CJ.

«Для анимации маленького CJ мы использовали моего сына Сэма, - говорит Мюзайерс. - И он отлично подошел для некоторых сцен. Часто реакция маленького альена очень напоминает детскую. И зачастую аниматор сам не может ее воспроизвести, если только у него самого нет детей». Но, в конце концов, здесь технология захвата движения Бломкампа не устроила, поэтому пришлось анимировать мальца с помощью ключевых кадров.

«Весь процесс создания Района №9 развивался стихийно, - говорит Николс. -  Нил постепенно начал отказываться от технологии захвата движения, потому что хотел, чтобы существа двигались иначе – больше вихляли, и двигались резко, так человек двигаться не может из-за разницы в строении скелета. И из-за этого же скелета они казались легкими, пришлось постараться, чтобы утяжелить их визуально».  

В большинстве случаев поверх актера с помощью ротоскопирования накладывали другое изображение.

Как только аниматоры определялись с необходимой технологией, сразу вставал вопрос воссоздания стиля и настроения и атмосферы, которые определялись «грязноватой», журналистской подачей материала, снятого с рук. Привыкание к этому стилю подачи заняло некоторое время, пришлось модифицировать анимацию, чтобы она тоже выглядела так, будто ее снимали с рук. Камера постоянно двигается, но все, происходящее перед ней очень реалистично.  Главный персонаж-инопланетянин, выглядел так, будто его регулярно избивали. К концу фильма он начинает хромать, его движения замедляются, на его теле появляются трещины и царапины. Все это было в новинку для аниматоров Image Engine.  

Заставить всех цифровых персонажей играть, показывая эмоции - это особая трудность. «Это было довольно сложно, - отмечает Николс. - У них у всех усы из щупалец, которые закрывают рот, поэтому приходилось все эмоции фокусировать на их глазах. А глаза у них, как у кузнечиков. Как заставить кузнечиков показывать эмоции? Но в голове у режиссера была своя картинка. Как только аниматоры делали что-нибудь мультяшное, Нил хватал их за руки, и говорил «Вы не в «Пиксаре!»  

Впрочем, щупальца тоже пошли в дело, они двигались, подчиняясь динамике, которую создали в студии специально для этой цели. Изначально это была симуляция динамики твердого тела.

У инопланетян усы из щупалец, которые закрывают рот, поэтому приходилось передавать эмоции глазами

«Мне очень нравится, когда люди берут софт, который не был задуман для того, для чего они собираются его использовать, и переписывают его для своих нужд, - говорит Muzyers. - Обычно вот эта программа используется для взрывов зданий, но в данном случае ее адаптировали для движения щупалец. И это сэкономило много времени - в противном случае для этого потребовалось бы много сложных симуляций».

Эта симуляция позволила щупальцам двигаться автономно и дала альенам больше индивидуальности. Если инопланетянин был зол, к примеру, то щупальца двигались более активно, их также могли дополнительно анимировать, например, заставив их обвиваться вокруг друг друга. Также казалось, что они мягкие, что создавало иллюзию некоторого веса.

Подобные особенности каждого инопланетянина проявлялись в движениях других частей тела.

«У них есть когти ниже груди, - продолжает Николс. - Они создавали некий общий «шум», оживляя инопланетян. Так, когда один персонаж приближается к другому, эти когти выдвигались и отдалялись обратно, будто это механизм защиты. Так существа постепенно становились реалистичными инопланетными тварями, а не людьми в костюмах».

Упор фильма на реализм заставил подойти к дизайну инопланетян особым образом. Главное, чтобы они выглядели реалистично, не взирая на освещение и освещенность сцены: свет ли это дня, ночь, или темные интерьеры. Художники добивались, чтобы текстуры выглядели убедительно в любой среде. А поскольку большинство сцен фильма происходят при ярком свете солнца, спрятать кривости рендера не получится. Постоянно двигающаяся камера превратила захват движения в настоящую проблему. Камера не просто двигалась, она прыгала в руках оператора, что делало трекинг движения очень сложным. Ведь анимацию в данном случае требовалось синхронизировать с фоном. Но команда захвата движения во главе с Дереком Стивенсоном (Derek Stevenson), вооруженная Pixel Farm PFTrack, 2d3 Boujou, and Science.D.Visions 3D-Equalizer, проделала всю работу без погрешностей.  

Сцена с миллионом чужаков

Одна сцена в фильме была особо трудна - это краткая сцена, показывающая интерьер инопланетного корабля, наполненного тысячами чужаков, чьи тела уходили в темноту. Это одна из первых сцен фильма, но ее делали ближе к концу производства. Когда Нил впервые начал говорить, сколько инопланетян он хочет видеть в кадре, сцену обозвали «сценой с миллионом чужаков». Ко времени ее создания студия уже создала все, что было нужно для фильма, поэтому эту сцену делали из имеющегося материала.

Технарь-аниматор студии Джереми Мисана (Jeremy Mesana) создал систему, при которой можно было вложить сотню инопланетян в одну анимацию. Для этого пришлось разработать достаточно «легкие» конструкции, которые смогли бы нацепить букет анимаций и размножить их на большое пространство.  Фигуры на переднем плане были отрендерены в 3D, а на заднем аниматоры просто поставили двумерные картинки.

«Самое сложное в этом было время, а его, как водится, было очень мало, - продолжает Николс. - Поэтому нам пришлось исхитриться, и придумать, как сделать это проще, как заставить работать сцену, в которой так много анимации. В программе Nuke есть очень удобная интеграция 3D и 2D в одном пакете. Поэтому мы смогли отрендерить двумерные картинки и потом расставить их в трехмерном пространстве - и все в Nuke».

The Embassy: анимация боевого экзокостюма

Эта компания была частично детищем Бломкампа, она занималась в Районе №9 анимацией боевого экзокостюма.  Работу компании мы могли частично видеть в фильме «Железный человек».

The Embassy сделали примерно 100 сцен для 12-минутного отрывка, работа заняла три с половиной месяца. У них был превиз от Weta, на основе которого разрабатывалась вся сцена. Модель содержала огромное количество деталей, движущихся частей и перекрещивающихся плоскостей, которые раскрывались, когда человек проходил внутрь, и снова смыкались вокруг него. И костюм очень сложно двигался. Аниматорам приходилось внимательно следить за пересечениями плоскостей и это - самое сложное при построении робота. Кроме того, пришлось потратить много времени на текстуру.

Экзокостюм создали, анимировали и рендерили в Softimage XSI, а композитинг делали в Shake. Программа SynthEyes использовалась для трекинга и совмещения с фоном. На съемочной площадке, для создания нужных теней, был построен похожий объект, но фон все равно очень сильно обрабатывался после: добавлялись следы и пыль от удара ног о землю.

Экзокостюм. Район №9

Супервайзер по композитингу Стивен Пеппер (Stephen Pepper) был очень доволен картинкой с камеры RED.

«Если нам нужно было больше деталей, мы могли взять оригинальные кадры и получить их в большем разрешении, - говорит Стивен Пеппер. - Например, в 4K. Или если нам нужно было изменить размер этих кадров, мы могли снова взять оригиналы, и с ними  работать. При работе с пленкой нам бы пришлось повторно ее сканировать».

В плане анимации экзокостюм двигался по-разному: в начале сцены, когда Викус все еще учится им орудовать, он двигался осторожно и неровно, а потом он становился действительно боевой единицей. Ближе к концу сцены разрушения начинают сказываться, и он разваливается.  

«Нил хотел, чтобы зритель помнил, что там человек внутри, - рассказывает Хелгасон. – И он тоже слабеет внутри костюма. Много внимания уделялось тому факту, что он уязвим, это не просто ходячий танк».

Модель экзокостюма все время менялась по ходу сцен. Район №9

Для рендера пятен пыли и грязи на экзокостюме сделали особую карту помех. Удары пуль тоже пришлось придумывать и создавать. Это оказалось довольно сложно. «В «Железном человеке» у нас также был персонаж, в которого ударяли пули, - продолжает Хелгасон. - И их очень сложно делать. Каждый удар от пули занимает пару дней работы композера - в каждой сцене. Нужно, чтобы следы от них были хорошо вклеены, и оставались на своих местах во всех сценах дальше. Когда вы смотрите эту сцену, видно, что сначала он новенький, а к концу весь побит пулями, измазан маслом, из него что-то льется, в нем есть вмятины и другие повреждения. Все это было сделано с помощью CG и композитинга. То есть, модель экзокостюма все время менялась по ходу сцен».

Оружие, которым пользуется экзокостюм, включало обычное и ракетное. Оно было сделано с помощью практических эффектов и композитинга с CG. Как и все остальное, что было сделано для фильма, оружие тоже основано на земном арсенале. «Нил не хотел делать ничего, что выпадало бы из реальности, - говорит Хелгасон. - У экзокостюма есть некое инопланетное оружие, в том числе электрическое, но оно было сделано так, чтобы не быть слишком уж фантастическим».

Zoic Studios

Студия Zoic сделала 30 сцен с инопланетной жидкостью, достройками к зданиям, взрывающийся транспорт, следы от выстрелов инопланетного оружия и пятна крови.

Для сцен с жидкостью аниматоры Zoic взяли за основу насыщенную железом жидкость. Это вязкая субстанция, напоминающая по своим свойствам ртуть. Если через нее пропустить электрический заряд, она поведет себя необычно: волны на ее поверхности будут напоминать геометрические формы с пиками.

Аниматоры Zoic искали подходящую существующую программу, которая бы дала им возможность анимировать эту жидкость, рассматривали жидкостные симуляции Realflow и Houdini.

«Но проблема с существующими жидкостными симуляциями в том, что они ведут себя, подчиняясь существующим законам физики, - говорит Патти Ганнон (Patti Gannon), творческий директор студии. - Это хорошо для симуляции обычной жидкости, но эти программы нельзя заставить подчиняться иным законом физики».

Моделлеры Zoic создали собственную форму, к которой потом применили волновую деформацию. Две анимации наложили одну на другую, и это создало эффект ртутной жидкости, который хотел Нил. В фильме есть сцена, в которой броневик взрывается, переворачивается и продолжает движение в сторону камеры.  Аниматоры Zoic добавили деталей в Maya к модели низкого разрешения, сделанной в Image Engine, и поработали над созданием солнечного света, совпадающего со светом на съемочной площадке.

«На отснятом материале не было никакого автомобиля, был только взрыв, - говорит Ганнон. - Мы добавили наш CG броневик Casspir, и когда все взрывается, он переворачивается, и у него отваливаются колеса». Броневик рендерили в Mental ray, к нему добавили кучу пыли и дыма. Самыми сложными элементами для CGI являются пыль и атмосферные явления. Они нужны чтобы вписать в кадр другие 3D элементы реалистично. Во время съемок на натуре было очень сухо и пыльно, за счет этого атмосфера была хорошо видна. Поэтому военный автомобиль был довольно сложным элементом для вписывания в атмосферу. Кроме того, автомобиль был очень сложным объектом – он состоял из 40 тысяч полигонов.

Аниматоры Zoic также добавляли цифровые элементы во взрывы и в другие сцены фильма. Когда происходит взрыв, инициированный инопланетным оружием, по объекту пробегает электрическая волна, их тоже рисовали художники студии  Zoic. Для украшения сцены взрыва, который происходит в здании MNU, были добавлены электрические волны, а также осколки стекла и вид комнаты за окном.

В ведении студии Zoic были следы полета зарядов инопланетного оружия сценах боя с участием экзокостюма. Они сделаны с помощью симуляции CG частиц. Художники студии также добавили следы удара пуль и мусор на ветровое стекло и кабину автомобиля в сцене побега из здания MNU.

Также студия Zoic делала вертолетные площадки на крыше зданий, и трехмерный знак «MNU» на одном из них.

В работе над фильмом были заняты шесть аниматоров и четыре композера студии.

Также как  и другие вендоры, работавшие над «Районом 9», студия Zoic приложила немало усилий для создания светотеневого рисунка, совпадающего с тем, что уже был снят на съемочной площадке.

Студия Goldtooth Creative

Студия Goldtooth Creative создала несколько голограмм для сцен фильма, в которых они были необходимы по сценарию. Эти сцены включают вид родной системы Кристофера Джонсона, а также голограммы, которые видит Викус, будучи в экзокостюме.

Семь художников Goldtooth работали два месяца, и с помощью программы After Effects создали изображение планет, лун, звездной системы и информацию о них в виде бегущих строк каких-то цифр и букв.

Одна из таких сцен включает Кристофера Джонсона, прокладывающего курс к своей системе. «Эта сцена начинается с сидящего на стуле CJ, - рассказывает Киган Даглас (Keegan Douglas), супервайзер Goldtooth Creative. - И он смотрит из-за плеча на эту голограмму, а его отец набирает какой-то код. И когда код набран, вся картинка оживает и начинает двигаться. Изображение не просто двигается, вся картина меняет свой ракурс, звезды становятся ближе и больше, мы двигаемся сквозь голограмму все ближе и ближе к системе. Image Engine дали нам исходные кадры, а также информацию о движениях камеры и всех персонажей. Наш художник взял 3D камеру, которую нам прислали из Image Engine, и экспортировал ее в After Effects, так что у нас была та же самая камера в 3D. А потом мы отрендерили все элементы, чтобы увидеть, в каких местах пространства инопланетянин нажимает на кнопочки. Ведь нам надо было приклеить эти голографические кнопочки именно туда».

Все голографические объекты, а их было более ста, передали компании Image Engine для композитинга, поскольку они хотели иметь доступ ко всем сценам фильма, чтобы режиссер мог добавлять и изменять все, что хочет.

Самое сложное в работе над этими сценами была синхронизация движений голограмм с движениями других персонажей в кадре.

«Когда мы впервые получили эти кадры, мы подумали, что это дирижер, который управляет оркестром, - продолжает Киган. - Инопланетянин очень быстро жал на кнопки, это была безумная скорость, но это было самое интересне!»

Компания Weta Digital

Weta также работала над фильмом, изначально считалось, что они будут делать гораздо больше сцен. Но в конце концов Weta была вынуждена сократить свою работу над фильмом, поскольку ее сотрудники были заняты на «Аватаре».

Поэтому Weta сделала только сцены с кораблем инопланетян и несколько других моделей в черновом варианте. В случаях, когда сцены предполагали корабль на заднем плане и других персонажей или эффекты на переднем,  Weta рендерила корабль, и передавала эти кадры другим вендорам для дальнейшей работы над сценами. Рендер десантного корабля включал слои пыли, тени и другие мелкие детали в кадре.

Но самое интересное в работе над «Районом 9» для всех без исключения студий было то, что многие сцены казались весьма обычными. Это банальные телевизионные сцены, глядя на которые ты забываешь, что на тебя смотрит инопланетянин. Это история о том, как инопланетяне высаживаются в Йоханнесбурге, которую снимали журналисты из BBC. И эта подача материала – и была самой необычной фишкой фильма.

кино и спецэффекты
Комментарии  (обсудить на форуме)
Разделы:
Рубрики:
Популярное: