Искусство в глубине

Автор: Юрий Ильин

7 сентября в аэропорту «Домодедово» открылась весьма необычная художественная выставка под названием «Искусство. Новый взгляд» — совместная инициатива Третьяковской галереи и компаний JM-Communications и «Визуальные инновации».

Само по себе место для экспозиции выглядело странным, ещё страннее смотрелся пресс-релиз, в котором, в частности, говорилось:

«Шедевры Государственной Третьяковской галереи обретут новое измерение, предстанут на уникальных 3D дисплеях, создающих эффект стереоизображения без использования специальных очков. Вы увидите, как в живописных работах выявляется объем, пространство насыщается воздухом и светом, демонстрируя не двухмерную иллюзию перспективы, а многослойную структуру произведения...»

Уже из этих строк было понятно, что речь идёт о демонстрации шедевров живописи из Третьяковской галереи в электронном виде — с помощью автостереоскопических дисплеев. Но — в чём именно соль всей затеи?

Сама экспозиция невелика...
Сама экспозиция невелика...

Корреспондент «Мира 3D» волею судеб, а точнее, транспортной обстановки в городе, добирался в «Домодедово» своим ходом, и на само открытие не попал. В сложной топографии «Домодедово» отыскать выставку оказалось трудно, и если не знать, что именно искать, найти её можно разве что случайно. Она занимает очень скромную площадь.

В общедоступной зоне главного терминала расставлены восемь среднегабаритных автостереоскопических мониторов, на которых и демонстрируются работы русских авангардистов начала ХХ века.

Работы, адаптированные таким образом, что  кажется, будто они находятся в трёхмерном пространстве и состоят из множества уходящих вглубь слоёв. Даже монолитный «Чёрный квадрат» Малевича выглядит так, будто находится где-то в глубине.

Как пояснили наши собеседники, заместитель генерального директора Третьяковской галереи по научно-просветительской работе Марина Эльзессер и гендиректор «Визуальных Инноваций» Владимир Олейнич, русский авангард был избран для пилотного проекта (а аналогичных будет ещё несколько) в силу того, что это направление наиболее любимо среди искусствоведов, и при этом наименее известно широким массам. Работа над стереоадаптацией картин велась не просто «абы как», но с тем, чтобы показать хотя бы примерно ход мысли художника в каждом случае и то пространство, которое он создавал на холсте, так что работники «Визуальных инноваций» постоянно тесно сотрудничали со специалистами из Третьяковской галереи. Как отметили наши собеседники, работа шла весьма просто и в полном взаимопонимании.

...И её порой не сразу заметишь, если не знать, что искать.
...И её порой не сразу заметишь, если не знать, что искать.

Интерес же у каждой стороны свой особый: Третьяковская галерея заинтересована в максимальной популяризации искусства среди широких масс; «отрёхмеренные» шедевры живописи — лишь своего рода «агитационный материал», увидев который люди должны, по идее, загореться желанием посетить Третьяковскую галерею.  

«Визуальные инновации» же таким образом демонстрируют технологии, дистрибуцией которых они занимаются (а это не только автостереоскопия, но и голография: на экспозиции стоят два голографических монитора, на которых, впрочем, крутится лишь реклама).

В целом организаторы выставки надеются, что к концу года экспозицию увидят миллионы людей. Учитывая, насколько загружен аэропорт «Домодедово», это более чем вероятно. К тому же, ограничиваться только этой экспозицией Третьяковская галерея и «Визуальные инновации» не собираются.

Слово нашим собеседникам.

Марина Эдгаровна Эльзессер, заместитель генерального директора по научно-просветительской работе.

Мир 3D. — Какова главная цель этого проекта?

Марина Эльзессер. — Главная цель этого проекта, особенно для нас, для «Третьяковской галереи», — просветительская, популяризационная. Мы заинтересованы в самой активной пропаганде русского искусства, и, в частности, искусства ХХ века, которое менее знакомо широкой аудитории, поэтому и менее любимо.  И мы, конечно, хотели бы, чтобы как можно большее количество людей познакомились визуально с этими произведениями, заинтересовались и пришли к нам в музей, чтобы увидеть уже оригиналы и подлинники, которые никакие новейшие технологии всё равно заменить не могут.

Мир 3D. — А почему именно авангард был выбран для первого проекта?

Марина Эльзессер. —  Вот именно потому, что мы сразу задумывали этот проект, как посвящённый искусству ХХ века. А поскольку русский авангард начала ХХ века определил развитие не только русского, но и мирового искусства целого столетия, нам показалось очень важным, чтобы первая электронная экспозиция была посвящёна именно русскому авангарду.

Мир 3D. — А как возникла идея представить работы авангардистов именно в таком оригинальном формате?

Марина Эльзессер. — Идея, если честно, принадлежала не нам, а разработчикам — нашим партнёрам, компании «Визуальные инновации» и коммуникационному агентству JM Communication. Но когда они обратились в Третьяковскую галерею, мы с большим энтузиазмом эту идею восприняли, потому что, несмотря на свою уже более, чем стопятидесятилетнюю историю, наш музей — очень современный, динамично развивающийся, и мы постоянно пробуем какие-то новые формы показа своей коллекции. Поэтому мы с удовольствием на их предложение откликнулись и дальше принимали самое непосредственное участие в разработке концепции, подборе произведений, в том, как они были адаптированы под 3D-технологию, потому что нам, конечно, было очень важно, как это будет выглядеть. И нам хотелось, чтобы эти 3D-проекции передавали авторскую мысль художника, передавали то пространство, которое художники авангарда сознательно выстраивали. Потому что Малевич говорил, что искусство — его искусство, супрематизм, — это целая вселенная. Он создавал свой собственный космос, и нам хотелось, чтобы вот эта космичность, эта пространственность была наиболее последовательно воплощена в тех электронных изображениях, которыми занимались уже технические специалисты.

Мир 3D. — Считаете ли Вы реализацию успешной?

Марина Эдгаровна Эльзессер, Третьяковская Галерея.
Марина Эдгаровна Эльзессер, Третьяковская Галерея.

Марина Эльзессер. — Да. Всем нашим специалистам, которые видели результат, он очень понравился, и они считают, что авторская логика этих произведений раскрыта, выявлена, и мы считаем, что всё это сделано с максимальной адекватностью.

Мир 3D. — А кто из работников Третьяковской галереи участвовал в работе над этим проектом?

Марина Эльзессер. — С самого начала над этим проектом работала нынешний генеральный директор Третьяковской галереи Ирина Владимировна Лебедева (когда мы начинали, она была заместителем директора), — она специалист по авангарду. Сразу к этому проекту была подключена я, а также Татьяна Горячева, также специалист по авангарду.

Мир 3D. — Насколько трудно или легко шла работа?

Марина Эльзессер. — Для нас работа шла интересно, и нам было очень легко разговаривать с разработчиками, мы друг друга прекрасно понимали, не было никаких противоречий творческого характера. Мы смотрели эскизы и наброски, которые они нам представляли, высказывали какие-то замечания и суждения, они принимались с полным пониманием, и все наши пожелания претворялись в жизнь. Так что нам было работать интересно и легко.

Мир 3D. — Последний вопрос: вы упомянули, что это пилотный проект; планируются ли аналогичные выставки в будущем?

Марина Эльзессер. — Когда мы говорим о пилотном проекте, мы говорим сразу о трёх выставках, о трёх электронных экспозициях, которые будут показаны в аэропорту «Домодедово» последовательно друг за другом: в сентябре — русский авангард, в октябре — выставка работ Ларионова и Гончаровой, в ноябре — «Мир искусства Сергея Дягилева». Мы говорим, что это пилотный проект потому, что это лишь часть большой программы, которую мы задумали с нашими партнёрами. Она называется «Искусство: новый взгляд», и кроме таких электронных экспозиций там есть ещё несколько направлений. Во-первых, это создание особых визуальных продуктов для выставочной деятельности, и у нас есть уже планы, которые сейчас реализуются. Кроме того, мы считаем, что вот эта 3D технология может стать новым инструментом для современных художников. И наш музей, поскольку мы работаем и с современным искусством, готов взять на себя функции «посредников», чтобы соединить работающих художников  с техническими специалистами, чтобы, возможно, возникла совершенно новая форма визуального искусства.

Владимир Олейнич, генеральный директор компании «Визуальные инновации» (3DTV Vision).

Мир 3D. — Первый вопрос — какова основная цель данного проекта?

Владимир Олейнич. — Ну, сперва стоит рассказать, как это всё начиналось. Мы с нашим креативным директором (Сербой Хетлеровичем) около трёх лет занимались этими технологиями и их внедрением в те или иные сферы человеческой деятельности — в рекламе, в  сфере связей с общественностью, в выставочной деятельности и так далее. И нам всё-таки захотелось сделать что-то... Ну, назовём это просторечным «для души». Сделать что-то, от чего мы бы сами получали удовольствие. Визуальные технологии наиболее близки к таким некоммерческим сферам, как искусство. Мы провели несколько экспериментов по конвертации ряда произведений искусства — того, что мы смогли найти в интернете (например, «Девятый вал» Айвазовского, «Утро в сосновом бору» Шишкина) в 3D. И получили то, что поразило не только нас, но и всех, кто это видел.

После этого мы сразу же активизировались, постарались найти ту площадку, где это увидело бы наибольшее количество людей (отчего и было выбрано «Домодедово»), после этого мы выбрали музей с крупнейшей коллекцией русского национального искусства, и создали некий проект по популяризации русского искусства как такового. Наш выбор пал на авангард, поскольку это направление наиболее любимо у искусствоведов, и при этом наименее знакомо среди широких масс. А «Домодедово» — это площадка, где встречаются и великие, и малые мира сего. Так что, надеюсь, несколько миллионов человек до конца этого года нас увидят.

Вот так родился этот проект. А его цель — это популяризация искусства, и, не буду скрывать, популяризация стереотехнологий. А также того удовольствия, которое мы получали при адаптации этих произведений искусства в 3D, поскольку для нас это действительно творчество. Творчество, которое не имеет целью, конечно, создать новое произведение искусства, мы на это не претендуем, мы не Шагалы, не Кандинские и не Малевичи. Мы видим творчество в нахождении конкретного пути применения этих технологий в конкретной сфере. В данном случае это изобразительное искусство. Но это может быть реклама, это может быть скульптура, это может быть вообще что-то другое. И те знания, и те умения, которые у нас есть, связанные с новейшими технологиями, будь то 3D, голографические технологии или интерактивные технологии, которые связаны с экранами и проекциями — применить  эти «сырые» технологии на практике для нас это своего рода искусства.

Мир 3D. — Скажите, пожалуйста, а с технологической точки зрения как происходит процесс конвертации?

Владимир Олейнич. — Этот процесс задействует как аппаратные решения, так и программные. Есть ряд специальных программ, которые разрабатываются как самими производителями стереомониторов — это и Philips, это и Magnetic 3D, и LG, и Alioscopy (?), плюс наши собственные программные разработки. С помощью наших разработок мы, скажем так, расслаиваем изображения — то есть создаём ряд планов. При этом используются и стандартные, известные любым моделлерам разработки, такие как 3D Max (для создания Z-буфера), так и наши собственные наработки, которые позволяют делать настолько эффектные решения, которые можно наблюдать здесь, в Домодедово.

Владимир Олейнич, "Визуальные инновации".
Владимир Олейнич, "Визуальные инновации".

Если говорить непосредственно о самом процессе конвертации, то ею занимались, в первую очередь, наши дизайнеры, — руки и глаза проекта, но мы консультировались и со специалистами Третьяковской галереи, — тут был задействован искусствоведческий контекст. Они высказывали своё мнение насчёт того, что, по их мнению, думал автор, когда создавал данное произведение, что он замысливал изначально. И мы в каждом конкретном случае, для каждой конкретной картины выбирали способ действия: либо попытаться передать замысел автора с точки зрения создания плана и перспективы, либо просто создать субъективный взгляд — наших дизайнеров или специалистов Третьяковской галереи — на это произведение. То есть это было своего рода «коллективное творчество»: воссоздание произведения искусства с помощью новейших технологий. Вот как это у нас выглядит.

Мир 3D. — А, кстати, кто производитель дисплеев на этой экспозиции?

Владимир Олейнич. — Опять же на правах рекламы — могу сказать, что это компания Philips. Их технология действительно очень интересна, поскольку в наибольшей степени задействует программные решения вместе с «железными». Но подобное же мы можем делать с любым другим производителем мониторов, просто выбор по случайности пал на Philips. Так что это погоды не делает.

Мир 3D. — Довольно забавная случайность, учитывая, что Philips в начале года свернул разработки на этом направлении...

Владимир Олейнич. — Совершенно верно. Весной этого года Philips разослал официальные письма партнёрам о том, что они прекращают производство автостереоскопических дисплеев. Просто мы — компания, которая занималась в первую очередь продукцией Philips, мы были их официальными реселлерами и дистрибьюторами на территории Российской Федерации, поэтому мы их разработки знаем от и до. Поэтому когда мы пришли с нашей инициативой в Третьяковскую галерею — инициатива исходила от нас и наших партнёров, JM Communications, мы показывали именно «филипсы» и предложили их использовать. Это происходило ещё до того, как Philips свернул работы.

Мир 3D. — Последний вопрос: сейчас выставка занимает достаточно скромную площадь. Планируется ли её расширение?

Владимир Олейнич. — Да. 24 августа мы совместно с Третьяковской галереей объявили о запуске международной программы «Искусство. Новый взгляд», и эта выставка является лишь первым шагом по осуществлению этой программы. Она подразумевает несколько направлений, — в том числе образовательное, художественное, просветительское. Что касается популяризационного направления, то мы собираемся сделать из этого действительно международную акцию, международный проект, и подобные инсталляции — не точно такие же, но подобные, с использованием стереоскопических и голографических технологий, предполагаем установить в крупнейших аэропортах мира. В частности, очень хотелось бы, чтобы это стояло во французских аэропортах, поскольку следующий год назван годом Франции в России и годом России во Франции. Мы очень надеемся, что это заинтересует представителей государства, Министерства культуры, и они нашу «инициативу снизу» подхватят, и наши технологии увидят французскую землю.

Мир 3D. — А здесь, в Домодедово, расширения не планируется?

Владимир Олейнич. — Аэропорт — достаточно сложный объект, здесь всё чётко расписано. Данной зоны, мне кажется, более чем достаточно, чтобы каждый посетитель Домодедово это увидел и смог оценить, что же касается расширения здесь, в Москве, в России, то мы рассматриваем ряд возможностей по расширению данной экспозиции и на какие-то другие объекты. Это может быть какой-то арт-центр, картинная галерея и даже, надеюсь, подобная экспозиция появится в самой Третьяковской галерее. Более того, с конца октября начинается выставка, посвящённая Сергею Дягилеву и его «Русским сезонам», и мы уже готовим очень интересное экспозиционное решение. Там  будут автостереоскопические мониторы, возможно, какие-то другие технологии, которые будут вписаны в экспозиционную часть. Всё это будет в Третьяковской галерее на Крымском валу, в ЦДХ.

Мир 3D. — Спасибо большое!

мультимедиа
Разделы:
Рубрики:
Популярное: