Магия «Начала». Часть 1

Автор: Н. Маркалова

Уже три недели как в наших кинотеатрах идет лучший фильм этого года - «Начало» Кристофера Нолана -  и мы с удовольствием расскажем вам о том, как создавали этот шедевр, тем более, что процесс создания этой неординарной картины был не менее неординарным и интересным, чем сам фильм.

Можно сказать, что идея «Начала» родилась у Нолана ещё в школьные годы - режиссёр признается, что имеет опыт «осознанных» сновидений, когда ты можешь управлять своими действиями во сне, и хорошо помнишь что с тобой происходило когда просыпаешься. Сюжет фильма появился, когда режиссёр спросил себя: «А что случится, если в одном сне встретятся сразу несколько реальных людей, способных управлять грёзами?» Эти фантазии и положили начало для фильма, который имеет все шансы стать одним из бессмертных шедевров мирового кинематографа.

«Я хотел сделать «Начало» очень давно, - говорит Крис. - Эта история время от времени захватывала мой разум с тех пор, как мне было шестнадцать. Я написал первую версию сценария семь или восемь лет назад, но сам сюжет намного старше. В нем мы исследуем идею снов как еще одного уровня реальности».

Кристофер Нолан (которому, к слову, на днях исполнилось 40 лет) известен тем, что старается снимать как можно больше эффектов «вживую» и не очень-то жалует цифровые визуальные эффекты. Он предпочитает строить сложные конструкции, а не ставить актеров перед хромакейными экранами - это делает магию его кинокартинки более реалистичной, живой и органично вплетает ее в повествование. Этим же блещет и «Начало».

Кроме консервативных взглядов на спецэффекты, Нолан славится консервативными предпочтениями в отношении своей команды и предпочитает из фильма в фильм работать с одними и теми же людьми. Например, за все время у него был только один оператор-постановщик – Уолли Пфистер, с которым Нолан снял шесть полнометражных картин. На своей первой полнометражной ленте, «Преследование», Нолан выступал в качестве оператора сам.    Со времен фильма «Бэтмен: Начало» Крис работает с одним и тем же супервайзером по спецэффектам на площадке, своим тезкой Крисом Корбоулдом. Это человек, который поставил монументальный переворот огромного грузовика на узкой улочке Чикаго для фильма «Темный рыцарь», он же топил дома для фильма «Казино «Ройяль» и снимал модели космических кораблей для одного из более ранних фильмов Бондианы – «Лунный гонщик» (вообще, карьера Корбуолда тесно связана с бондианой – в ней состоялся его дебют, когда семнадцатилетним парнем он пришел подмастерьем техника на съемочную площадку, а сейчас Крис проворачивает поистине монументальные трюки).

Съемки последнего на сегодняшний день нолановского фильма проходили в шести странах, а бюджет составил $160 миллионов.

Съемочная площадка: декорации, поезд и костюмы

Для начала остановимся на работе очень талантливого производственного дизайнера Гая Дайаса (Guy Dyas), чьей работой мы наслаждались в фильмах «Агора», «Люди Х 2», «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» и «Братья Гримм». Этот довольно молодой, но уже очень опытный производственный дизайнер создает фантастически красивые декорации для неординарных фильмов. «Начало» - не исключение: японская комната,  парижская улочка, лестница-парадокс и снежная крепость, а также поезд, который неожиданно появляется на улице Лос-Анджелеса под проливным дождем – его рук дело.

Декорации Гая Дайаса

Некоторые интерьеры были построены на производственной базе компании «Уорнер Бразерс», в том числе - интерьер замка Сайто в японском стиле. Наверное, наиболее ошеломляющей площадкой стала столовая с золотистыми узорчатыми стенами и потолком, покрытым десятками ламп. «Для стен столовой мы использовали растительные и животные мотивы – хвойные деревья и ястребов, - говорит Дайас. - Источником вдохновения послужил замок Ниджо, построенный в 1603 году. Но при создании декорации никто не задавался целью исторической реконструкции; в ней заметны и другие типы японской архитектуры, а также веяния западной цивилизации. Получилось слияние различных стилей, создатели фильма старались дать скорее общее представление о японской культуре, а не отображать что-то конкретное».  

Красивая декорация...

«Это была красивая декорация, - восхищается Крис Корбоулд, супервайзер спецэффектов на площадке. - Знаете, мне всегда очень жалко художников-постановщиков, ведь они создают действительно потрясающие вещи… и в девяти случаях из десяти все заканчивается тем, что мы их уничтожаем».

«Это у нас извечная шутка, – соглашается Дайас. – Мои ребята идут на все, чтобы кропотливо собрать красивую декорацию буквально по кусочкам, а потом приходит Крис и все взрывает. И он опять сделал это в Калгари… но он так здорово это сделал, что, как же я могу жаловаться?»

...которую пришлось залить водой

Как обычно, команда Корбоулда, а также координатор спецэффектов Скотт Фишер (Scott Fisher) разгромили замок, кульминацией чего стали потоки воды, заливающие витражные окна. Чтобы устроить наводнение на площадке, использовали струи воды под давлением из двенадцати водометов с каждой стороны.

Гай Дайас и его команда построили копию грузового поезда и поставили его на 18-колесный грузовик. «Сцена с поездом была крайне важна, потому что она вносила элемент сюрреализма и одновременно казалась реальной, - рассказывает Кристофер Нолан. -  Поэтому во время съемок нам предстояло уравновесить необычность поезда, едущего вдоль по улице в центре города, с реалистичностью исполнения – когда он врезается в машины и т.д. Это на самом деле грандиозный спецэффект, который поднимает действие в фильме на совершенно новый уровень и производит шокирующий эффект на зрителя. Неважно, насколько масштабно действие, оно должно основываться на привычных для людей вещах. Вам просто нужно увеличить все в тысячу раз».  

Бутафорский поезд

«Эта бутафория была потрясающее детализирована, - говорит оператор Уолли Пфистер. - Мы сняли поезд вместе со всеми боевыми планами в Лос-Анджелесе!»

На расстоянии многих километров от ближайших железнодорожных путей было совершенно очевидно, что везти настоящий поезд по городской улице невозможно, именно поэтому был использован автотягач, на каких ездят дальнобойщики. Однако, самая большая колесная база, которую они смогли найти, все равно была слишком короткой - пришлось увеличить раму и кабину поезда, после чего добавить стальную палубу и укрепить подвесную конструкцию, чтобы она могла нести дополнительный вес, который в итоге достиг 11 тонн.

Идет съемка!

Снежную крепость, которую, по традиции,  Крису Корбоулду пришлось взорвать, построили в горнолыжном курорте, который был закрыт для посетителей.

За несколько месяцев до съемок съемочная группа начала возводить лаконичную многоуровневую конструкцию, которая производила впечатление настоящей крепости. Низкие температуры сводили на нет все усилия съемочной группы. По словам Дайаса, «краска замерзала в тот миг, когда вылетала из баллончика. Пришлось соорудить что-то вроде навеса, чтобы хоть как-то отапливать территорию во время покраски».

Одежда Эллен Пейдж в этих сценах была обусловлена необходимостью создать иллюзию невесомости: никаких свободных юбок, блузок и шарфов! Все в обтяжку из плотной ткани

Что касается костюмов персонажей, то одежда отражает их сущность (как, впрочем, всегда в кино). Все костюмы и ткани для «Начала» были отобраны очень аккуратно: текстуры, рисунки и цвет - было важно всё. У каждого персонажа была своя палитра цветов и стиль, символизирующий качества характера. Но у дизайнера по костюмам Джеффри Керланда (Jeffrey Kurland) были еще и технические задачи, кроме чисто дизайнерских: костюмы должны быть удобны для той сложной работы с тросами, на которых пришлось висеть нашим героям, а особенно – игравшему Артура актёру Джозефу Гордону-Левитту (Joseph Gordon-Levitt). Джеффри Керланду пришлось изобретать стоячие шнурки на ботинках и висящие в воздухе галстуки для сцен в невесомости, ведь одежда не должна выдавать наличие гравитации в этих сценах! Именно поэтому в этих сценах на героине Эллен Пейдж (Ellen Page) нет ее постоянного шелкового шарфа, волосы убраны в плотный узел на затылке, а одета она в облегающий костюм – волосы, шарф и свободные блузки, которые она носила до этого, выдали бы земное тяготение.

Съемочная площадка: дождь, гидравлика, взрывы и скоростная съемка

Итак, фильм создавали в шести разных локациях. Мы не будем останавливаться на Токио, поскольку там съемочная группа пробыла всего два дня, снимая скоростные поезда и вертолет.

В Лос-Анджелесе съемочной группе пришлось создавать проливной дождь. Мы уже писали, как обычно делается такой эффект: на высоту пятиэтажного дома поднимается краном сетка из трубок с дождевыми головками, и туда закачивается вода. Это простой случай. Вы когда-нибудь видели, чтобы в кино шел дождь и одновременно светило солнце? Я – постоянно! Вот самый свежий пример – фильм «Воспитание чувств», можете сами взять и полюбоваться: и проливной дождь, и солнечный день в наличии. Выглядит забавно.

Подготовка дождевой установки

«После нескольких недель молитв, чтобы небеса ниспослали нам дождь, – шутит Пфистер, – я наконец сдался и взялся за домашнюю работу, придумывая, как можно снять ливень в солнечную погоду. Мне очень помог Рей Гарсия, моя правая рука, который просчитал траекторию солнца в тот день и затем с помощью подъемных кранов, воздушных платформ и людей на крышах установил ряд черных полотен, которые выполняли функцию жалюзи, закрывая солнце по мере того, как мы двигались. Это оказалось очень эффективно. И каждый раз, когда я сокрушался о том, что несколько лучей света попали-таки в кадр, Крис говорил мне: «ничего страшного, мы же во сне!».

На заднем плане в кадр все-таки попало солнце!

Команда Корбоулда проделала отличную работу и в Париже, где пришлось создавать серию сюрреалистических взрывов в сцене первого «учебного» сна Ариадны. Дело в том, что власти Парижа не разрешили использовать настоящие взрывчатые вещества, независимо от того, насколько контролируемым должен был быть взрыв. Вместо этого команда Корбоулда использовала сжатый под высоким давлением азот, чтобы создать эффект серии взрывов, которые разносили в клочья окружающие магазины, прилавки и, наконец, само кафе. Впрочем, сюрреалистические взрывы без огня – именно то, что хотел видеть в этих сценах Нолан.

«Мы знали, что Лео (Ди Каприо - прим.ред.) и Эллен должны будут находиться в эпицентре взрывов, поэтому сделали все из очень легких материалов, - говорит Крис Корбоулд. - И все равно, мы неделями всё проверяли и перепроверяли, чтобы не волноваться. Зато в день съемок у нас было ощущение, что эти двое находятся в их собственной зоне безопасности, даже бумажная чашка у них на столе не сдвинулась с места. Это была отличная съемка».

Съемка этих сцен велась шестью камерами при разных скоростях, иногда скорость съемки достигала 1000 кадров в секунду. Именно это заставило предметы застывать в воздухе и придало такой необычный вид сцене. Позже эти кадры доработали на компьютере, добавив в них еще больше разлетающихся осколков.

При съемке взрыва в кафе никто из актеров не пострадал

Скоростная съемка также применялась и в нескольких других сценах, например – в сцене, когда Кобба роняют в ванну. Дело в том, что при съемке с такой частотой выдержка каждого кадра очень короткая, и чтобы экспонировать пленку, нужно гораздо больше света. Если сцену в парижском кафе снимали на улице днем, то сцена с падением в ванну снята в весьма затемненном помещении.

«Мы знали, что нам придется сильно освещать сцену, чтобы снять тысячу кадров в секунду, - говорит Кори Джерьяк (Cory Geryak), один из осветителей Пфистера. – Мы получали только десятую часть того света, который нам нужен был для освещения сцены. Но мы установили два осветительных прибора Condor за окном, каждый из которых держал два мощных светильника со спортивным рефлектором, они стояли не дальше четырех метров от Лео. Мы также поставили два подобных прожектора на потолок, чтобы добавить немного заполняющего света».

«Было очень жарко, в одной из сцен дублер Лео начал дымиться, - отмечает Пфистер. - Но план выглядел замечательно. Можно увидеть отдельные капли воды, что придает сцене немного инопланетный вид».

Во многих сценах, где требовалось очень точно развалить декорации вместе с лежащими на полу актерами, применялась гидравлика: механические приспособления имитировали падение, после чего поднимали обрушенный кусок декорации на исходную позицию для следующего дубля. Чтобы этого добиться, понадобилось построить основной пол декорации выше пола студии, тогда части бутафорского пола могли падать вниз согласно сценарию. Декорация была окружена  хромакейным экраном, который позже был заменен видами скал.

Съемка интерьера снежной крепости. Павильон

«Чтобы иметь достаточно зеленых экранов и все равно получать солнечный свет из окон, осветительные приборы и хромакейные панели нужно было разместить довольно далеко от места съемки, а это значило, что нам понадобятся панели гораздо большего размера, чем обычно, - говорит Джерьяк. - Мы знали, что в Калгари, где мы будем снимать экстерьер сцены, будет мягкий рассеянный свет, потому что солнце будет расположено за горами. Так мы построили десяток шестиметровых софтбоксов для софитов, которые можно было поднимать и опускать. Их можно было расставить за бутафорскими окнами, у которых была неровная треугольная форма».

Команда повесила софтбоксы чуть выше окон, чтобы создать иллюзию солнечного света с неба, которого становилось больше, когда декорация разваливалась.

Съемочная площадка: вращающиеся комнаты, коридоры и фургон

Одной из самых необычных, сложных и запоминающихся сцен в «Начале» была, конечно, сцена драки во вращающемся коридоре отеля. Не сомневаюсь, что ее спародируют еще не в одной комедии. Эти кадры были созданы под влиянием ленты Стэнли Кубрика «Космическая одиссея». Снимались эти сцены в Кардингтоне, недалеко от Лондона, в любимом Ноланом бывшем ангаре для цеппелинов, где он снимал своих «Бэтменов».

Создатели фильма изначально представляли двенадцатиметровый холл, но потом удлинили его до 35 метров. Коридор был помещен внутрь восьми массивных концентрических колец, которые находились на его внешней стороне на равном расстоянии друг от друга. К ним подключались по два мощных электродвигателя к каждому. «Я уже строил движущиеся площадки до «Начала», – говорит Корбоулд, – но не настолько большие и быстрые». После запуска площадка могла совершать до восьми оборотов в минуту.

Корбоулд тесно сотрудничал с Пфистером, чтобы определить, где должны находиться камеры на этой вращающейся площадке. «Мне больше нравится снимать «с руки», но оказалось, что камеру невозможно удержать, когда всё, и я в том числе, переворачивается вверх тормашками, – невозмутимо комментирует Пфистер. – Поэтому Крис и Боб Холл, парень из моей команды, сообразили, как установить камеру, управляемую с пульта дистанционного управления и перемещающуюся по дорожке, вмонтированной снизу в пол коридора». Камера была оснащена гироскопами и могла оставаться в одном заданном месте декорации или перемещаться синхронно с ним, «оставаясь на месте» для зрителя. Эти сцены были особенно сложны для актеров, Джозеф Гордон-Левитт провел несколько недель в этой декорации, пытаясь наловчиться и адаптироваться к ритму вращения конструкции – ведь ему предстояло в нем сражаться!

«Чтобы все получилось, я не мог думать о поле как о поле, а о потолке как о потолке. Мне приходилось рассуждать: «Вот тут земля. А сейчас земля здесь. Ага, а теперь она вот здесь», - рассказывает Джозеф. -  Получалось, что «земля» все время крутится подо мной. Это была своеобразная игра с разумом, в которой мне приходилось участвовать, чтобы сделать то, что нужно. Так сложилось еще и потому, что никто меня не контролировал; в игре были только я и моя координация. Страховочные тросы – это совсем другая история».

«Вообще-то нам понадобился бы дублер для такой работы, потому что, когда декорация крутится, тебя может бросать туда-сюда, как в стиральной машине, что немного дезориентирует, - рассказывает Том Стратерс, постановщик трюков. - Но Джо – сильный и гибкий парень, мы немного потренировали его, чтобы развить мышцы верхней части тела и координацию. Он хорошо поработал и отлично справился с задачей».

«Безопасность была особой проблемой, поскольку эти сцены для актеров были весьма болезненными - им приходилось ударяться о стены, - говорит Пфистер. - Им нужно было научиться прыгать в нужный момент. Один человек нашей команды все время держал руку  на выключателе на случай непредвиденной ситуации».  

Арт-отделу во главе с Гаем Дайасом пришлось поработать над осветительными приборами в этой установке, ведь света понадобилось много, а актерам нужно было падать и наступать на световые панели. Все лампы, бра и другие источники света пришлось дополнительно укрепить.

Съемка сцен полетов на тросах была снята в вертикальной декорации камерой, смотрящей снизу вверх

Но на самом деле коридора было два! Один из них был статичной копией, поставленной «на попа». Помните сцену, в которой коридор вдруг встает вертикально, и один из актёров падает в него? В этой декорации в основном снимались сцены «снизу вверх», когда Артур и его противники дерутся в невесомости. Во время съемки этих кадров актер и каскадеры были подвешены на тросы, которые позже стерли на компьютере, восстановив задний план, где это было необходимо.

Еще одной вращающейся постройкой была комната отеля, в которую во время драки попадает Артур и его противник. Поскольку комната намного короче коридора, она была расположена всего на двух кольцах, что увеличивало нагрузку на каждое из них. Конструкция была короче коридора, но шире, что создавало дополнительные сложности для актеров. Если коридор требовал постоянно сосредоточенности и ритмичности движения от находящихся в нем людей, то в комнате требовалась внимательность – если ты замешкался на ее широкой стороне, то тебе грозило падение с четырехметровой высоты.

Слева: съемочная группа смотрит угол наклона конструкции. Справа: идет съемка вращения фургона

Еще один сложный план включал вращение фургона, в котором едут спящие герои, по горизонтальной оси. Здесь Нолан тоже хотел получить съемку со скоростью тысяча кадров в секунду. Для этих планов Джерьяк создал световой туннель. «Мы построили аркой туннель и расположили там шесть рядов по пять мощных ламп в каждом, - рассказывает он. - Они висели вокруг фургона, и светили прямо на него. Когда фургон крутился внутри туннеля, разница света и тени (на земле освещения не было) показывала,  что машина вращается».

Кристофер Нолан (слева) объясняет сцену актерам

Но и это еще не все! Помните сцену в баре отеля, когда вода и висящие предметы начинают вести себя необычно? Так вот, в Кардингтоне была построена еще одна декорация – целый бар размером 18 на 25 метров, установленный на шарнире с двумя поршнями с двух сторон, которые наклоняли постройку на 30 градусов. Вместо окон в декорации были установлены хромакейные панели, которые позже заменили окнами. Но кроме гравитации здесь еще должно было поменяться освещение для этого команда Пфистера присоединила все осветительные приборы к более слабому питанию. В начале сцены в комнате должно быть ощущение заката за окном, поэтому на осветительные приборы дели теплые фильтры. «В этой сцене операторская работа и освещение становятся сюрреалистическими, но это - часть сюжета, - говорит Пфистер. - Свет остается естественным и все мотивировано сюжетом. Но то, как он меняется - необычно. А в комбинации с движением декорации он создает очень тревожное ощущение».

Продолжение читайте в статье Магия «Начала». Часть 2

кино и спецэффекты
Комментарии  (обсудить на форуме)
Отличный материал, прочитал на одном дыхании. Жду продолжения :)

Сцена с поездом поначалу сбивает с толку, но эффект был бы в несколько раз больше, если бы ее не показали в трейлере. Похожий момент был в "Войне миров", когда перед людьми пронесся "огненный" поезд.
Спасибо за подробный материал, ждем продолжения)

Еще полгода впереди, а вы его уже в лучшие записали.

Цитата
Иван пишет:
Еще полгода впереди, а вы его уже в лучшие записали.


Не, ну а чо там будет-то в этом году? Разве что Трон и Ночные стражи. Начало - пока лучший, адназначна

Цитата
Прораб пишет:
Не, ну а чо там будет-то в этом году? Разве что Трон и Ночные стражи. Начало - пока лучший, адназначна

Трон вряд ли номинируют на "Оскар" за сценарий, скажем. А Ночные стражи - не в той категории вообще - они будут в лучших анимационных фильмах. Пока у Начала конкурентов нет.

Я бы тоже не стал говорить "лучший", т.к. считаю, что "Остров Проклятых" не хуже "Начала". Один из лучших (или один из двух лучших:) ) больше подойдет (анимация не в счет). Еще приятно удивил фильм "Книга Илая", довольно хороший и качественный фильм. За оставшиеся полгода достойным фильмом будет, пожалуй, только Призрак (The Ghost Writer) Романа Полански, и может быть выйдет нормальной Социальная Сеть Финчера. В итоге 2 отличных и 2-3 тоже довольно хороших фильма за год, даже довольно много)
Все остальные фильмы носят в основном либо только развлекательный характер, либо просто выполнены не на высоком уровне. А вообще это все к тому, что каждый пусть сам решает, что ему нравится, а что нет :)

Цитата
Надежда Маркалова пишет:
is not object


конкуренты в художественном плане выходят в ноябре и декабре под "Оскар".

Цитата
Иван пишет:
конкуренты в художественном плане выходят в ноябре и декабре под "Оскар".

А вот Скорсезе свой фильм подзадержал, чтобы попасть в этот год. Так что... наверняка были случаи, когда фильм выходил в начале года, и если он был хорош - попадал в номинацию. Они же там рекламные кампании проводят снова перед Оскарами - напоминают всем о своих проектах.

на imdb.com фильму уже поставили оценку 9.1 ,проголосовало почти 150 тыс человек. лучший не лучший, но свои бонусы он точно отхватит. а так,чобы узнать лучший фильм года, надо подождать еще пол года.

Кто переводил эту статью, что за мясник - "производственный дизайнер" один чего стоит))

Разделы:
Рубрики:
Популярное: